Владимир Илюхин губит остатки природы

Доклад Камчатского НИИ рыбного хозяйства и океанографии (КамчатНИРО) похож на фронтовые сводки. «Численность чавычи уменьшилась в 5 раз, нерки и кеты – в 10 раз», «в створах разного удаления от Агинского ГОК погибло от 65 до 100% обитающей рыбы», «ручей Семейный – лососёвый водоток, протекающий по территории горного отвода Асачинского месторождения (ГОК «Тревожное зарево»), подвергается загрязнению сбросами сточных вод», «рыбопродуктивность нагульно-вырастных участков верхней части бассейна р. Вичаевская снизилась в 9–10 раз, средней – в 36 раз»…

Об этом информирует AFERIST.ORG со ссылкой на  versia.ru

Похоже, что всё это плоды активной добычи золота, платины, аметистов – настоящего горнорудного бума, охватившего Камчатку в последнее десятилетие. Жители региона чуть ли не в один голос называют имя «отца» этого бума – губернатора Владимира Илюхина, ушедшего в отставку нынешней весной. Себе бывший начальник Камчатки, судя по всему, обеспечил безбедную и безмятежную жизнь. Чего не скажешь об уникальной природе полуострова и его рыбозависимой экономике.

«Московский след» при местном лобби

Директор КамчатНИРО Нина Шпигальская общаться с корреспондентом «под диктофон» отказалась, попросила прислать вопросы на электронную почту. «Вы же понимаете, мы филиал, головное федеральное учреждение «ВНИРО» находится в Москве, и мне нужно согласовывать своё общение с прессой», – говорит Нина Юрьевна.

Тем не менее, подробные ответы на вопрос, как влияет золотодобыча на водные биоресурсы Камчатки, на ключевую для региона рыбохозяйственную отрасль, институт прислал. И от этих ответов становится не по себе – каждому, кто с детства считал Камчатку уголком нетронутой, природы, уникальным заповедником мирового значения.

«Вред окружающей среде, в т.ч. водным биологическим ресурсам, наносится при осуществлении любой хозяйственной и иной деятельности, в т.ч. при добыче полезных ископаемых», – говорится в ответе КамчатНИРО. Общая протяженность всех рек Камчатского края – более 350000 км, и ещё более 112 тысяч озёр, общей площадью 5880 кв. км. В этой водной среде обитает и воспроизводится настоящее золото Камчатки: шесть видов тихоокеанских лососей – горбуша, кета, кижуч, нерка, чавыча и сима. «Разрабатывать месторождения, осуществлять строительство, не затрагивая речную сеть, фактически невозможно», – пишут биологи.

Дальше прилагается детальный отчет на 20 страницах: результаты регулярного мониторинга с цифрами по превышению нормативов мутности, содержания токсичных веществ, тяжелых металлов и прочих загрязнений техногенного характера в водах важнейших нерестовых рек Камчатки.

Примечательно, что, выдавая вельможные санкции на общение с журналистами, Москва вот уже лет 15 не особо считается с мнением Камчатки при оформлении лицензий на разработку золоторудных месторождений. Особенным бумом в этой сфере отмечено последнее десятилетие: новые горно-обогатительные комбинаты стали выскакивать на Камчатке, как прыщи на лице подростка.

Однако камчадалы не склонны винить в этом только федеральные власти (хотя чиновничью Москву здесь, как и на всём Дальнем Востоке, прямо скажем, недолюбливают). Они уверены, что дорогу золотодобытчикам – или «золотарям», как их чаще тут называют – прорубил лично Владимир Илюхин, губернатор, правивший краем с 2011 по апрель 2020 года. И хотя формально документы выдаются в Москве, без поддержки местного лобби в лице губернатора процесс этот не разросся бы до масштабов нынешней трагедии. А что это как не лицензии, на «убийство природы»?

Эколог, член попечительского совета «Русского географического общества» на Камчатке Татьяна Михайлова вспоминает, что до прихода Илюхина к власти получить право на добычу чего-либо из недр Камчатки было чрезвычайно сложно:

– В 1987 году Совмином РСФСР был принят закон об особом статусе Камчатской тогда ещё области. Вопрос добывать или не добывать золото решался местным Советом народных депутатов, открытым голосованием. То есть, решающее слово оставалось за регионом, – говорит Михайлова. – Вопрос «золото или лосось?» у нас встал примерно с 2003 года. Тогда, я помню, у нас начались слушания по реке Асаче, где сейчас работает ГОК компании «Тревожное зарево». Он обсуждался очень жестко, этот проект, народ тогда принимал участие – как общественность, так и наука. Но вот в 2011 году к власти пришёл Илюхин. И с этого момента у нас горнорудная промышленность расцвела буйным цветом.

От «Мечты» – к «Тревожному зареву»

– Почему-то рыбную отрасль Илюхин не очень любил. Не знаю, почему. А вот горняки у него были под опекой, – заключает Татьяна Михайлова.

Впрочем, думается, Татьяна Робертовна знает ответ на этот вопрос, просто не хочет в беседе с журналистом выходить за рамки своих компетенций: она всё-таки эколог, а не детектив.

Мы же из открытых источников можем узнать, что компания АО «Тревожное зарево», ведущая добычу золота на Асачинском месторождении, в 160 километрах к югу от Петропавловска-Камчатского, была основана в 1994 году (сначала как ЗАО). И в том же году 29 августа, согласно сводному реестру Росгеолфонда, получила первую лицензию на разработку золоторудного месторождения «Асачинское» за номером ПТР00071БЭ. То есть, существовавшая без году неделю компания выиграла конкурс на добычу камчатского золота. Немедленно после регистрации, как будто специально под эту лицензию и создавалась.

В том же реестре Росгеолфонда имеется паспорт лицензии, в котором указано, что президентом ЗАО «Тревожное зарево» на тот момент являлся Николай Купцов – довольно известный на Камчатке специалист в сфере золотодобычи. И его же мы видим в должности руководителя ОАО «Камчатская Горная Компания», зарегистрированного в 1997 г. по адресу: Петропавловск-Камчатский, Звездная улица, 11-2.

И вот этот юридический адрес особенно интересен. Дело в том, что по нему же было зарегистрировано АО «Мечта», генеральным директором которого в 1991-1994 гг. являлся будущий губернатор Камчатского края Владимир Илюхин! Изначальный вид деятельности этого АО в Росреестре не сохранился, однако по информации ИТАР-ТАСС это было как раз «управление проектами в области золотодобычи».

Примечательно, что АО «Мечта» стало одним из учредителей известного на Дальнем Востоке «Солид Банка», который основал близкий друг и однокашник Владимира Илюхина по комсомольской работе на Камчатке в 80-х годах Владимир Семернин. Илюхин с 1983 по 1988 год проделал карьерный путь от инструктора отдела и начальника штаба ударной комсомольской стройки до заведующего отделом обкома ВЛКСМ Камчатской области. Семернин же начал продвигаться по комсомольской линии еще раньше: в 1978 году он был назначен первым секретарем Ленинского РК ВЛКСМ г. Петропавловска-Камчатского.

И в этом комсомольском «котле» не могла не завязаться крепкая и взаимовыгодная дружба. По данным деклараций о доходах, которые приводили СМИ, в 2015 году Владимир Илюхин (уже губернатор) и его жена Валерия хранили в «Солид банке» более 22 млн рублей. А Семернин получил, по выражению журналистов, возможность «пылесосить» Камчатский край: его банк стал лидером по объему вкладов физических лиц, а суммарный объем активов «Солид банка» составлял 50% от активов всех банков Камчатки!

Но вернемся к золоту. Из данных Росреестра напрашивается вывод, что, как только «Тревожное зарево» получило лицензию на Асачу, Владимир Илюхин, похоже, принялся тщательно заметать следы. Он ушел из «Мечты», а кресло генерального директора компании заняла его молодая супруга – Илюхина Валерия Владимировна (и в реестре учредителей «Солид банка» значится уже её имя). Саму же компанию начали потихоньку готовить к ликвидации: как следует из материалов арбитражного дела по иску ИФНС к ЗАО «Мечта», предприятие «не зарегистрировало выпуск ценных бумаг, размещенных при учреждении акционерного общества, в установленный законом срок». То есть, получается, осталась «пустышкой», готовой к легкому закрытию.

Проделанная Илюхиным в «Мечте» работа свелась к получению заветной лицензии на Асачинское месторождение, но оформлена эта лицензия была на новую «чистую» компанию, «Тревожное Зарево». Что избавило будущего губернатора от неудобных вопросов вплоть до отставки.

Под знаменем борьбы за экологию

Заручившись лицензией, компания «Тревожное зарево», подобно камчатскому медведю, впала в длительную спячку и не подавала признаков активности вплоть до 2008 года. А деятельность по добыче золота, в полную мощь начала в 2011-м – сразу после того, как губернатором края стал Владимир Илюхин.

Очевидно, что все предшествующие годы Илюхин посвятил своему усердному продвижению по вертикали власти. В 1995-м он вступил в партию «Наш дом – Россия», стал исполнительным директором камчатского Союза предпринимателей, затем возглавил ГУП «Камчатский выставочный центр». С 2000 года он уже в администрации края – руководит управлением промышленности. А с 2001 по 2011 работает федеральным инспектором в нескольких регионах Дальнего Востока, и логично перед главным своим назначением инспектирует Камчатский край.

Всё это время чиновник не упускал случая публично проявить заботу об экологии и традиционных промыслах Камчатки. Так, в 2003 году Илюхин защитил диссертацию на благородную, прямо скажем, тему: «Формирование инструментария государственной поддержки малых предприятий рыбной промышленности на примере Камчатской области». И почти в каждом своём выступлении на людях или перед СМИ не забывал сказать: «Наша территория – особая, и главное, чем необходимо руководствоваться при создании любого производства, – это сохранение экологического баланса, соблюдение всех норм природоохранного законодательства…»

Последняя цитата, кстати, взята из стенограммы встречи Илюхина с британцем Робертом Сассоном, членом Совета директоров компании «Транс-Сибириан Голд Менеджмент», которая на сегодня является 100-процентным собственником ЗАО «Тревожное зарево». Произнося её в сентябре 2019 года, губернатор Илюхин не мог не знать, что золотодобытчики уже неоднократно попадались на откровенно варварских, жутких преступлениях по отношению к камчатской природе.

Так, в 2018 году экологи обнаружили и задокументировали тот факт, что «Тревожное зарево», судя по всему, сливает так называемые шахтные воды – отходы процесса извлечения золота из руды – в бассейн реки Асача, где нерестится лосось. Организация «Экологическая безопасность Камчатки» подала на «золотарей» в суд, и процесс этот, достаточно громкий, «Тревожное зарево» проиграло.

Ещё один резонансный суд состоялся в 2019 году: истцом выступило территориальное управление Росрыболовства. А ранее это же ведомство здесь же обнаружило «несанкционированные сбросы промышленных отходов», результатом которых стало «ухудшение и уничтожение среды обитания водных биологических ресурсов и водных биоценозов ручья Иреда и реки Вичаевской» – также впадающих в Асачу.

И после такого губернатор края Илюхин жал руки золотодобытчикам и лишь по-отечески так напоминал о необходимости беречь природу…

Подальше от Камчатки

Сегодня Илюхин уже в отставке и, как пишут газеты, перебрался на жительство в другой конец страны – в Калининградскую область, где заблаговременно построил себе «уютный коттедж». Говорят, и пенсию себе неплохую обеспечил, чуть ли не 150-200 тысяч рублей в месяц, причем из камчатского бюджета.

А некоторые из чиновников его бывшей администрации уже нашли себе новые высокооплачиваемые должности, причем за границей. Например, Алексей Войтов, самый молодой из бывших вице-губернаторов Камчатского края, перебрался на работу – куда бы вы думали? – в компанию Trans-Siberian Gold PLC., владеющую «Тревожным заревом»!

40-летний Войтов получил первую должность в администрацию Камчатского края еще в 2007 году, в 27 лет, и пользовался репутацией ловкого, функционера. В команде Илюхина, заступившего на должность в 2011 году, он был бессменным руководителем аппарата, повышенным в 2018 году до статуса вице-губернатора. Коллеги в частных беседах называют Войтова чуть ли не «серым кардиналом» Илюхина, и несколько известных фактов из его трудовой биографии свидетельствуют о том, что это мнение небезосновательно.

И вот теперь Войтов – в «Тревожном зареве». Сам он этот факт старается не афишировать, однако девушка-секретарь в офисе компании ничуть не удивилась нашему звонку, когда мы попросили к трубке Алексея Юрьевича Войтова. Она лишь ответила, что «Алексей Юрьевич у нас бывает наездами», и в данный момент в офисе его нет. То, что Войтов теперь может работать в «тревожке», подтвердил и Сергей Мылов – руководитель МОО «Экологическая безопасность Камчатки», которая успешно судилась с асачинскими «золотарями».

Не исключено, что Алексей Войтов уже поехал знакомиться с новым своим руководством – из компании Trans-Siberian Gold PLC., штаб-квартира которой находится в Лондоне. Эта компания, как мы уже говорили, является единственным акционером АО «Тревожное Зарево» и, соответственно, владеет лицензией на разработку камчатских недр, которая недавно была продлена до конца 2024 года. По информации от других бывших сотрудников администрации края, столь быстрый переезд Войтова в лондонский офис может быть связан с тем, что именно он в команде Илюхина был главным проводником интересов «Тревожного Зарева», оказывал всяческое покровительство этой компании.

По этому поводу известный экономист Михаил Хазин недавно сказал«Некто на Западе покупает за копейки наши месторождения». По мнению эксперта, такая практика ставит под удар экономическую независимость России. «Чтобы этого не было, нужно сделать так, чтобы наши недра капитализировались у нас, а не там, на Западе, – заявил экономист. – Сделать это можно очень легко. Надо, чтобы юрлица, которые владеют недрами, имели российскую юрисдикцию».

Но спасет ли такая законодательная реформа Камчатку? Вряд ли. Местные экологи, да и просто жители полуострова уверены, что копаться в недрах Камчатки вообще недопустимо. Регион, да и Россия, спокойно проживет без местной золотодобычи; будут развиваться рыболовство, туризм, всё то, для чего и создан Богом этот необыкновенный край.

Нужны лишь государственные гарантии того, что в какой-то момент над Камчаткой не взойдёт очередное «Тревожное зарево».