Яков Смолий

Яков Смолий. Новый рулевой НБУ, миллионер и «мощный старик». Часть 1

Исполняющий обязанности председателя Национального Банка Яков Смолий выглядит, как простой украинец, каких сотни в общественном транспорте. Его легко перепутать с университетским преподавателем или ученым. 

Однако Смолий первый в Украине официальный миллионер-рантье, который получил миллионы от продажи миноритарной доли банка «Аваль». Его доход за 2016 год составил 18,6 млн гривен, а на банковском счету лежит 4 млн долларов.

Долгое время Яков Смолий находился в тени главы регулятора Валерии Гонтаревой, будучи ее первым заместителем. Но почти три месяца назад «недоуволенная» чиновница перед тем, как отправиться в отпуск, передала своему соратнику почетный руль НБУ.

SKELET-info рассказывает о том, в чьих руках сейчас находятся деньги всей Украины.

Из математика-прикладника в айтишники  

Яков Васильевич Смолий выходец из «файного» региона Украины — Тернопольской области. Он родился 1 февраля 1961 года в небольшом селе Вербовец.

В 1978 году Смолий поступает в Львовский государственный университет им. И. Франко на специальность «прикладная математика». Уже через год он устроился работать лаборантом в научно-исследовательский сектор при университете. В 1983 году получает диплом с квалификацией математика.

После окончания вуза математик-прикладник возвращается в родной город и устраивается на работу в Тернопольский финансово-экономический институт (сейчас – Тернопольский национальный экономический университет). В институте он проработал 4 года преподавателем математики и даже за это время получил степень младшего научного сотрудника.

В 1987 году он бросает неприбыльную профессию преподавателя и уходит на радиозавод «Орион», где получает должность инженера-программиста. Уже через пару лет он становится начальником бюро завода.

В начале 90-х Яков Смолий переходит на госслужбу в Тернопольское областное управление Национального банка Украины. Его приглашают на вакансию начальника компьютерного отдела, по-сути айтишника, который следит за программным обеспечением. За 3 года он дослужился до заместителя начальника областного НБУ.

Эпопея с коммерческими банками

Александр Деркач

Александр Деркач, экс-председатель правления банка Аваль

В 1994 году Яков Смолий пришел на работу в Акционерный почтово-пенсионный банк «Аваль», присоединившись к команде бывших комсомольских функционеров Федору Шпигу (почетный президент «Аваля») и Александру Деркачу (Председатель правления). Тогда слава о банке гремела отовсюду – большие зарплаты, премии, материальные помощи, путевки на курорты.

Безусловно, куда более логичным было работать на частника, чем прозябать на госдолжностях. Яков Васильевич не упустил возможность и устроился в финучреждение налаживать связь между отделениями и управлять автоматизацией процессов. Но есть одно «но». Аваль был своего рода аферой – пара стульев и несколько компьютеров. Все силы работники финучреждения бросали на работу в «полях», привлекая клиентов и заключая договора. За это им отлично платили. Такая тактика позволила собрать в качественный менеджмент. Более того, Аваль заручился поддержкой «Укрпочты» и Пенсионного фонда, что моментально открыло доступ к двум мощнейшим

Федор Шпиг

Федор Шпиг почетный президент Аваль

источникам денежных ресурсов. Через счета банка начали проходить миллиарды гривен, кредитуя которыми в 90-е годы можно было получать баснословные по нынешним меркам доходы — ставки по кредитам нередко превышали 50-60% годовых.

Через несколько месяцев работы в Аваль Смолий заработал первые большие деньги — его внесли в реестр акционеров. Что послужило причиной такого неожиданного повышения SKELE-info не известно. Однако потом Смолий, описывая работу банка, скажет, что «сам у себя не украдешь».  Более того, вскоре новоиспеченный акционер стал заместителем главы банка.

На волне финансового кризиса Шпиг и Деркач вытянули Аваль в лидеры. Отметим, что в банке не было финансистов с образованием, менеджеров-управленцев, но это позволило ему выйти к концу 1990-х на уровень best of the best на рынке страны. В геометрической прогрессии рос и доход Якова Васильевича. К концу 2003 года он владел 2,96% акций банка, а к концу 2004-го — 1,25%, поскольку уставный капитал вырос с 500 млн до 800 млн гривен.

В 2005 году Федор Шпиг и его партнер Александр Деркач продали банк «Аваль» австрийской группе Raiffeisen International. Сумма сделки составила рекордные на то время 1,028 млрд долларов — примерно 3,7 капитала финучреждения. Безусловно, продал свою часть акций и Яков Смолий. После операции он покинул банк.

Продажа ценных бумаг Аваля иностранным инвесторам сделала его акционеров, и Якова Васильевича в том числе, легальными долларовыми миллионерами. По самым скромным подсчетам, если акционер владел долей в 1,25% акций (на самом деле, точный процент акций не раскрывался), то он вполне мог получить при продаже 13,7 млн долларов.

Меньше чем через полгода бывшие акционеры банка «Аваль» зарегистрировали новое финучреждение «Престиж». Яков Васильевич стал одним из десяти основателей банка. Его доля в уставном капитале в 300 млн гривен составила 7,28%. Также он возглавил Наблюдательный совет финучреждения.

«Престиж», по задумке его основателей, должен был обслуживать крупных частных клиентов, а точнее заниматься их активами. Тогда это считалось совершенно новым направлением. За короткое время существования «Престиж» вошел в 20-ку ведущих банков, который представила Ассоциацией Украинских Банков в мае 2006 года. Наработав базу клиентов, Шпиг и Деркач, как основные держатели ценных бумаг, решают продать свое детище. Покупатели нашлись сразу – австрийская банковская группа Erste. Изначально был подписан договор на приобретение 50,5% акций «Престижа» за 35,3 млн долларов, но спустя несколько месяцев, австрийцы докупают остаток акций за 104 млн долларов. Смолий вновь продал принадлежащие ему бумаги и получил за них крупную сумму. А относительно поста главы набсовета банка, то ушел он еще до начала операции.

На банковском рынке сразу же предположили, что Шпигу и Деркачу австрийские представители поручили создать этот банк, чтобы сэкономить. Скорее всего, схему «Престижа» разработали еще во время переговоров по продаже «Аваля». Таким образом, австрийцы приобрели не бизнес, а лицензию. А это значит, что оплата выглядела немного по-другому: капитал плюс премия за проделанную работу – более 60 млн долларов.

После продажи «Престижа» представители Erste потребовали от бизнесменов подписать бумагу, в соответствии с которой они обязывались не создавать банков в течение трех лет.

Молочные реки и страховые берега

Запрет на «штамповку» финучреждений не испугал предпринимателей. Они занялись молочным бизнесом, в который вложили все полученные от продажи банков деньги. Отметим, что совладельцы банков «Аваль» и «Престиж» и до этого кредитовали молокоперерабатывающие заводы и сельскохозяйственные предприятия. Так они приобрели:

  • одно из крупнейших предприятий — Яготинский маслозавод;
  • Золотоношский маслодельный комбинат;
  • Городенковский сырзавод;
  • ЗАО «Баштанский сырзавод»;
  • Пирятинский сырзавод;
  • Варвамасло-сырозавод;

Чтобы обеспечить работу предприятий, бизнесмены создают в 2006 году холдинг «Молочный альянс» (за Шпигом в нем числилось 25% акций, а за Деркачем — 15%), который объединил все предприятия.

Молочный Альянс

Что касается Якова Васильевича, то он не только получил долю в молочном холдинге, но и стал директором в ЗАО «Престиж-групп» — втором холдинге, который был создан с целью контроля над всем бизнесом Шпига и Деркача.

Под руководство «Престиж-групп» были отправлены все направления деятельности предпринимателей: молочные заводы в «Молочном альянсе», три страховые компании — СК «Эталон» (создана в 1993 году, уставный капитал — 180 млн гривен), «Эталон Полис» (организована в 2001 году, уставный фонд — 118 млн гривен), лайфовая компания «Эталон Жизни» (создана в 2003 году, уставный капитал — 120 млн гривен). Вскоре в холдинг включили СК «Пуск» и СК «Астра», а Яков Смолий вошел в их наблюдательные советы.

Федор Шпиг и Александр Деркач начали умело жонглировать страховыми компаниями, продавая их иностранцам по бешеным ценам. Они получали миллионы, позволяя обогатиться всем акционерам. В 2006 году они продали СК «Эталон Жизнь» за 7,6 млн евро голландской группе Fortis. Яков Смолий владел 8% акций лайфовой компании, также он сохранил кресло в наблюдательном совете, а через 3 года возглавил его. Только в 2013 году он ушел с поста после перепродажи страховой. А также расстались еще с тремя СК – «Пуск», «Астра» и «Эталон-Полис». Ценные бумаги этих компаний выкупили другие акционеры и их представители в наблюдательных советах. Такая масштабная операция продажи породила слухи о том, что Шпиг и Деркач уходят со страхового рынка. Но они опровергли информацию, рассказав, что все эти СК были техническими компаниями.

СК ЭТАЛОНБизнесмены сделали ставку на СК «Эталон», которая приносила отличную прибыль. Ее отдали семье Смолия – Якову Васильевичу и его жене. Отметим, что работал «Эталон» на ура. Например, только премий в 2013 году страховая выплатила на 35 млн гривен. Несмотря на это, «Эталон» постигла такая же участь, как и ее «собратьев». В 2013 году СК продают россиянину Геннадию Дуванову, страховому корифею — экс-президенту и создателю страховой компании «АСКО». Яков Васильевич продал российскому инвестору 41% акций страховой, а его жена, Светлана – 25%. Однако у Дуванова не хватило денег развивать бизнес и он, по неподтвержденным данным SKELET-info, вернул страховую бывшим владельцам. А те вновь ее продали другому олигарху.

Параллельно со страховой ветвью Яков Смолий развивал молочный бизнес. В 2010 году он входит в наблюдательный совет ЗАО «Молочний Альянс». С его подачи была заключена крупная сделка по приобретению ОАО «Новоархангельский сырзавод», где он также, по привычной схеме, вошел в набсовет. Покинул этот пост Яков Васильевич 14 марта 2014 года по собственному желанию.

«Засветился» Смолий и в АКПО «Торгричтранс» (занимается оптовой торговлей, арендой), где он владел 16,4% акций.

По материалам kompromat1.info