Яков Грибов: грязные войны и рейдерские захваты агрохолдингов

Украинцы и россияне, верящие в разрекламированную чистоту популярной водки «Nemiroff», были бы неприятно удивлены, узнай они, из чего именно она производилась, и какие грязные войны годами вели между собою совладельцы этой известной компании. Теперь победившая сторона в лице пророссийского бизнесмена Якова Грибова решила «отжать» себе еще и агрохолдинг «Росток». Для этого он привлек не только профессиональных рейдеров с криминальным прошлым и отряды вооруженных «титушек», но и коррумпированных прокуроров, «ручные» суды и даже государственные антикоррупционные органы.Об этом информирует AFERIST.ORG со ссылкой на   skelet-info.org
То, что затем происходило на предприятиях «Росток-Холдинга» во время их рейдерского захвата, красноречиво олицетворяло весь творящийся в стране бардак. Полукриминальные структуры действовали вместе с правоохранительными органами, полиция и непонятные вооруженные лица оттесняли возмущающийся народ, а тем временем на полях гнил так и не убранный урожай. Виновник же всего этого с ухмылкой руководил процессом из России, куда он сбежал еще в 2017 году.

Тайны спиртового двора

Грибов Яков Семенович родился 27 мая 1964 года в военном городке Озерное под Житомиром (сейчас там дислоцируется 39-я бригада ВВС Украины). Его отец служил в воинской части, а мама была воспитателем в детском саду. У него есть сестра Белла Финкельштейн, являющаяся бизнес-партнером брата и совладельцем компании «Nemiroff». Как вы наверняка уже догадались, Грибовы имеют еврейские корни.

Окончив в Озерном школу, Яков не захотел создавать семейную династию военных и даже «откосил» от срочной службы, а вместо этого поступил на приборостроительный факультет Челябинского политехнического института по специальности «автоматика и телемеханика».  В 1987-м году по распределению Яков Грибов был направлен на работу в Хмельницкий, в одно из НИИ. Однако с самого начала эта работа ему не понравилась: скучно и мало платят. Зато он все вечера проводил в биллиардной, где сдружился с такими же любителями больших денег. И вот в том же 1987 году Яков Грибов заделался кооператором. Сначала они пытались что-то производить: делали музыкальные звонки для входных дверей и автомобильные клаксоны, но дело как-то не задалось. Поэтому, по данным SKELET-info, Грибов с товарищами решили заняться коммерцией, перепродавая всё: электронику, продукты, автомобили. Вот в ходе этого первого опыта бизнеса Яков Грибов сошелся с хмельничанами братьями Кипиш – Анатолием Зиновьевичем (1965 г.р.) и Виктором Зиновьевичем (1960 г.р.). Люди они крайне непубличные, об их прошлом вообще ничего неизвестно, поэтому о Кипишах ходили всякие разговоры: например, что в 90-х они были связаны с местными ОПГ.

Анатолий Кипиш

АВ 1993 году Яков Грибов и Анатолий Кипиш учредили ООО «Мистраль» (ЕГРПОУ 14145156), занявшееся торговлей сигаретами и продуктами, а также зерном (в основном крупами). Однажды у них появилась крупная партия зерна, которую потребовалось куда-то пристроить. И тут им подвернулся Немировский спиртовый завод, который к тому времени взяло под свой контроль семейство Глусей.

Александр Глусь и семья
Семья Глусей. В центре – Алла Сигизмундовна и Степан Карлович Глусь, крайний справа – Александр Глусь

СГлусь Степан Карлович с 1987 по 2006 год работал директором этого предприятия, а его супруга Алла Сигизмундовна была там главным бухгалтером. Свою родословную они не оглашали, но известно, что Алла Глусь была католичкой, а рабочие называли их семейство «поляками», из-за чего последующий конфликт между Глусями и Грибовым прозвали «еврейско-польской войной». Доминирующее служебное положение Степана и Аллы Глусь позволило им в начале 90-х фактически взять спиртзавод под свой полный контроль, хотя формально он до сих пор числится госпредприятием. Затем при нем создали «водочную артель» в форме СП — с целью минимизации налогов, поскольку для «иностранного капитала» в Украине предоставлялись огромные льготы. Но, как правило, для этого просто регистрировали фирму в Европе или в США, и через неё заводили долю в СП. В данном случае заграничными партнерами Глуся стали трое неизвестных украинских эмигрантов (реальные совладельцы или подставные лица – неизвестно). Вот из этого СП и вырос Немировский ликероводочный завод, ставший первым предприятием компании «Nemiroff».

Стоит заметить, что директорская семья пользовалась у работников завода весьма скверной репутацией. Неистовая католичка Алла Сигизмундовна достала всех своей напускной набожностью, причем лицемерно-фарисейской. Например, чтобы заслужить её милости, рабочим приходилось делать вид, что они тоже ходят в местный костел святого Иосифа Обручника (главное было появиться там на глаза Аллы Глусь), к «нехристям» же она относилась предвзято негативно и старалась их уволить. Будучи главным спонсором и фактическим лидером католической общины Немирова, Алла Сигизмундовна решила помочь ей «вернуть» дом, в котором когда-то еще до революции 1917 года жили ксендзы (дом примыкал к костелу). Вот только тот исторический дом давно снесли, а на его месте выстроили детскую музыкальную школу. И «водочная королева» сначала пыталась отсудить музыкальную школу в пользу католической общины, а потом добилась мирового соглашения, по которому помещение передавалось в арену костелу сроком на 49 лет. Разумеется, судьба детской музыкальной школы её не волновала. Но самое поразительное, что в 2011 году семейство Глусей вдруг решило завязать с католичеством и перешло в православие (в УПЦ МП). Причем это случалось после того, как избранный нардепом по списку БЮТ Степан Глусь перебежал в Партию Регионов.

Отец и сын Глуси отличились хамским отношением к работникам завода (вплоть до матерной брани), а также тем, что запретили им… болеть. Точнее, оформлять больничный: с этой цель Степан Глусь лично, подкупив кого-то в Винницкой ОГА, добился незаконного распоряжения для главврача Немировской городской больницы не выписывать больничные листы работникам компании «Nemiroff», за исключением необходимости их госпитализации. Но даже если человек попадал в хирургию или кардиологию, то начальник охраны завода Василий Косорез (бывший милиционер) навещал их, проверяя действительно ли те лежат на койках в палате, или же «придуриваются» и «прогуливают».

Под вопросом и «уникальное качество» немировской водки, которое по большей части является плодом воображения отдела маркетинга компании. Дело в том, что реклама «Nemiroff» всегда делала упор лишь на воде, входящей в состав этой водки – мол, она особая артезианская, создающая неповторимый вкус! А вот что касается спирта, то Немировский ликероводочный завод всегда использовал самый обыкновенный зерновой спирт: в лучшем случае украинский, производимый на Немировском спиртзаводе, но бывало, что и более дешевый турецкий (производства «Solomon’s Bros.&Co»). Как так? Источники сообщали о неких схемах, по которым на стороне приобретали партии дешевого спирта, в том числе импортного, и в том числе низкокачественного, а затем оформляли его как продукцию Немировского спиртзавода, со всеми необходимыми сертификатами. Похожие схемы в 90-х широко использовали и на шахтах Донбасса, выдавая за добытый донецкий уголь купленный в России кузбасский (об этом подробнее читайте в материалах о Викторе Нусенкисе и Ефиме Звягильском). Но на Немировском спиртазаводе эти схемы работали и в XXI веке — а, по информацииSKELET-info, работают и сегодня.

Таким образом, в водке «Nemiroff» всегда наличествовал точно такой же спирт, который используют и другие украинские производители алкоголя – ничуть не уникальный. А, заявляя о наличие на заводе некого специального немецкого оборудования «по глубокой очистке», Глуси так ни разу и не показали его журналистам. Впрочем, сменившие их менеджеры Грибова и Кипиша тоже не стали раскрывать секреты производства «Nemiroff». Кстати, существует экспертное мнение по поводу того, что «Nemiroff» начинал своё фирменное производство с перцовой водки и разных ароматизированных настоек: таким способом заглушался привкус низкокачественного спирта…

Итак, в 1995 году Яков Грибов и братья Кипиши предложили Глусям в качестве «давальческого сырья» партию зерна. Глусям было нужно не столько само зерно, сколько документация на него – для фиктивного «производства» спирта, в качестве которого выступал привезенный турецкий. Судьба самого зерна осталась неизвестной, а вот спирт они превратили в водку, которую на ура распродали Грибов и Кипиши. С этого момента начался первый этап их сотрудничества, закончившийся тем, что захватившие в свои руки весь сбыт, Грибов и Кипиши за год довели СП до банкротства и присвоили его акции (что стало с его акционерами-эмигрантами, неизвестно). Сопротивлялся только Степан Глусь, которому предложили компромиссное решение: ему оставляют 20% акций и «садят» руководить производством, а Грибов и Кипищи занимаются всей коммерческой частью. Так в 1997 году произошло их не совсем добровольное объединение в компанию «Nemiroff», первым председателем совета директором которой стал Яков Грибов. Кстати, название придумал тоже он: за основу Грибов взял популярный тогда бренд «Smirnoff». Причем, уже сразу же «Nemiroff» была оформлена на кипрскую оффшорную фирму «Biostar Investments Ltd», создателем которой называли того же Грибова – таким образом, водочным бизнесменам вновь удалось создать схему «минимизации налогов».

Грибов Немиров

«Nemiroff» foreve 

Почему Глуси согласились на предложения Грибова и Кипишей? По неофициальной версии, на водочное семейство «наехала» связанная с Кипишами ОПГ, заставившая отдать 4/5 бизнеса. И вначале Грибов и Кипиши были как бы представителями этой ОПГ в «Nemiroff», управляющими её активами. Конкретной информации об этом пока что нет, хотя эти же слухи утверждают, что именно благодаря ОПГ Грибов сумел вывести «Nemiroff» на российский рынок. Но, увы, имя этой группировки остается неназванным.

По официальной же версии, Яков Грибов и Анатолий Кипиш проявили недюжинный талант коммерсантов, который помог вывести «Nemiroff» в число лидеров водочного рынка. Поэтому они взяли на себя функцию сбыта продукции, а её производством продолжили заниматься Глуси. Вот только последние оказались в пролете и в 1997 году, когда делили акции «Nemiroff», и в 2006 году, когда их перераспределяли. Кстати, причина, по которой в 2006 году была произведена «реструктуризация» компании, осталась тоже неизвестной. По обрывчатой информации, это стало следствием распада или трансформации той самой ОПГ, в ходе которого её члены и «теневые бухгалтеры» легализовались в «уважаемых бизнесменов». Кто-то из них продал свои акции «Nemiroff» Грибову и Кипишам, в результате чего те стали основными владельцами компании. И вот в 2006-м на Виргинских островах зарегистрировали фирму «Nemiroff Vodka Limited» (NVL), на которую перевели все активы кипрского оффшора «Biostar Investments Ltd», владеющего акциями «Nemiroff». Совладельцами NVL стали: Анатолий и Виктор Кипиш (по 17,48%), Яков Грибов (20%), его сестра Белла Финкельштейн (20%), а вот Степану Глусю оставили 25%. Правда, взамен его сына Александр Глусь, до этого занимавший должности руководителя венгерского и российского филиалов компании, получил должность председателя совета директоров «Nemiroff», которую ему уступил Грибов. При этом Степан Глусь передал сыну свой пакет акций «в управление». Это было связано с тем, что в том же 2006 году Степан Глусь купил себе место в списке БЮТ и стал народным депутатом. Потом он купил себе то же самое 108-е место и на выборах 2007 года, а вот в 2011-м году перебежал в ПР.

Так же в 2006-м в Лихтенштейне учредили фирму «Nemiroff Intellectual Property Establishment», на которую оформили все права на товарные знаки. Впрочем, сам «Nemiroff» никогда не соблюдал чужие права, и на компанию несколько раз подавали иски за использование чужих брендов и дизайна (например, водки «Пшеничная»).

На период 2001-2008 г.г. пришелся расцвет «Nemiroff», а достигнут он был во многом за счет экспорта в Россию. Выходом «Nemiroff» на российский рынок лично занимался Яков Грибов, и это сопровождалось многочисленными скандалами. Во-первых, Грибов привлек к рекламе водки Российскую федерацию бокса (организацию, самым тесным образом связанную с различными ОПГ), выступив в качестве спонсора боев. И вскоре на телеэкранах россиян появились мелькающий логотип «Nemiroff» и назойливая реклама «медовой с перцем», под которой тузились боксеры. Вот только прямая реклама алкоголя в России была запрещена, на что Грибов парировал, что это всего лишь… маринованный перец! Но долго дурить российских чиновников не удалось, и вскоре Российская федерация бокса была вынуждена разорвать с «Nemiroff» контракт о спонсорстве. Зато в Украине этот же метод использовали довольно долго: в частности, «Nemiroff» неплохо рекламировал себя на фоне братьев Кличко.

Яков Грибов: как водочный король стал зерновым рейдером
Братья Кличко и «Nemiroff»

БЗатем Грибов подрядил для продвижения на российский рынок водки «Nemiroff» дистрибьюторские компании «Ротор-хаус» (Москва), «Евро-алко» и «Дуплет» (Петербург). Однако их сотрудничество завершилось тем, что Грибов банально «кинул» их, разорвав договоры и не выплатив причитающиеся им суммы. Вместе с другими нарушениями (в том числе в вопросе качества продукции) это привело к тому, что «Немировым» вплотную занялись российские госструктуры. А это совпало с неприятностями, обрушившимися на компанию в Украине.