Укрзализныця

Война за «Укрзализныцю»: кому нужно переподчинение

Конфликта между министерством инфраструктуры и правительством за переподчинения «Укрзалзниці» можно было избежать, уверяют эксперты.

Решение кабинета министров утвердить новый устав «Укрзализныци» (УЗ), согласно которому министерство инфраструктуры утратило право управлять этим государственным предприятием, переросло в настоящий скандал. Еще 18 января на закрытой части заседания правительства министр экономического развития Степан Кубив предложил с голоса изменить устав таким образом, чтобы УЗ перешла под контроль правительства. Руководитель УЗ Войцех Бальчун поддержал решение Кабмина и заявил, что приветствует любые шаги, которые увеличивают эффективность функционирования компании. Министр инфраструктуры Владимир Омелян, для которого такое решение стало неожиданностью, сказал, что будет настаивать на его пересмотре.

На заседании правительства 25 января это вылилось в публичную ссору между Бальчуном и Емельяном. На нем голове УЗ предоставили слово, чтобы отчитаться о полгода его деятельности. После этого слово взял министр, который обрушился на Бальчуна с острой критикой, намекнув на содействии последнего коррупционным схемам и имитации реформ. Руководитель «Укрзализныци», в свою очередь, забросил Емельяну отсутствие содействия реформам. В спор вмешался премьер Владимир Гройсман, по мнению которого развития государственной компании начало мешать выяснение отношений между министром инфраструктуры и Бальчуном.

Первые прибыли

На следующий день после скандала на заседании правительства Бальчун написал в Facebook, что не будет отвечать на просьбу СМИ прокомментировать обвинения в его адрес со стороны Емельяна. «Я не буду реагировать на ложную и искаженную информацию, распространяемую в приступе безумной медиаактивности», — написал тогда Бальчун. Несколькими днями ранее руководитель УЗ также в Facebook сообщил, что на министерском уровне ему пришлось столкнуться с саботажем и блокированием, в то время как он приехал в Украину работать ради реформы одной из крупнейших железных дорог мира. В то же время, заверил Бальчун, ему удалось достичь положительных изменений, которых «не видит только слепой».

Во время выступления на заседании кабмина руководитель УЗ рассказал о том, что 2016 год компания завершила с прибылью в 303 миллиона гривен, тогда как годом ранее убытки составили 16,8 миллиарда гривен. На 2017 год Бальчун пообещал значительно увеличить инвестиции в подвижной состав и инфраструктуру. По словам главы УЗ, закупать новые вагоны будут за счет средств Европейского банка реконструкции и развития. Бальчун также сообщил о планах установить билетные терминалы и бесплатный Wi-Fi на всех вокзалах и провести «деликатный ребрендинг» УЗ.

Потоки против реформ

Емельяна Бальчун, однако, убедить не смог. Министр инфраструктуры считает работу руководителя УЗ неэффективной, а приведенную им статистику манипулятивной. «К сожалению, мы имеем ситуацию, что увеличение или выход в плюс «Укрзализныци» по итогам 2016 года, это не реформаторские достижения, а увеличение тарифа на грузоперевозки в 2016 году на 15 процентов», — раскритиковал Емельян слова Бальчуна во время заседания кабмина.

Омелян отметил, что причиной его несогласия с решением кабмина стала угроза, которую это решение представляет для окончания реформы УЗ, а не факт переподчинения компании. Комментируя происходящее, министр отметил, что реформирование предприятия заблокированы как в парламенте, так и в самой «Укрзалізниці». Уже после решения вопроса корпоратизации и окончания реформы УЗ можно решать вопрос подчинения компании, уверен Емельян. Железная дорога, по мнению министра, требует независимого профессионального правления и независимого наблюдательного совета. «А здесь мы имеем четкую сговор элит, которая хочет сохранить коррупционные потоки», — говорит Емельян.

Без обсуждения

Опрошенные эксперты не спешат поддерживать ни одну из сторон конфликта. Так, старший экономист Центра экономической стратегии Дмитрий Яблоновский напоминает, что в Украине в министерства идут, чтобы контролировать финансовые потоки. «Коалиционное соглашение — это не только распределение планов по реформам, но и «шахматка», которая расставляет людей на ключевые места», — говорит эксперт. По его словам, такие конфликты являются естественным следствием украинской системы управления государственными корпорациями и общеукраинской проблемой.

По мнению бывшего заместителя министра инфраструктуры Александра Кавы, процедура передачи УЗ под опеку кабмина также заслуживает на критику. «Решение принималось без предварительного обсуждения, выносилось на утверждение с голоса», — говорит эксперт. А это, по его словам, не лучший подход к определению дальнейшей судьбы одного из крупнейших государственных предприятий Украины.

Недостаток стратегии

По мнению Яблоновского, конфликта между руководством УЗ и министерства инфраструктуры можно было бы предотвратить с помощью достаточно простых шагов. Так, еще с сентября прошлого года на сайте кабмина можно найти проекты порядков назначения независимых наблюдательных советов. В случае своевременного принятия и создания такого совета для «Укрзализныци» это бы приблизило процесс управления компанией в цивилизованных образцов и уменьшило бы вероятность конфликта в борьбе за потоки на предприятии.

Не менее необходимой для предупреждения подобных ситуаций Яблоновский считает и принятие стратегии развития компании. Несмотря на периодические упоминания о ее существовании, доступа к ней у обычных граждан нет, говорит эксперт. В случае, если бы такая стратегия была доступной, обоснованность критики сторон можно было бы оценивать не за постами в Facebook, а в сравнении с этим документом, сверяя их шаги с задекларированными в стратегии намерениями. «Пока же нет даже четкого понимания, зачем государство владеет УЗ», — говорит Яблоновский.

По материалам kordon.org.ua