РЖД

Вне конкурса. Как расхищали РЖД

Российская транспортная госкомпания погрязла в коррупции и массовых хищениях бюджетных средств. В частности, главной брешью для многочисленных финансовых нарушений в РЖД является закупочная деятельность, которая у железнодорожного оператора в большинстве случаев осуществляется на бесконкурсной основе.

Многомиллиардные заказы госпредприятия уходят из года в год одним и тем же контрагентам, либо частично принадлежащим РЖД, либо прячущим своих бенифициаров в офшорах. Как работает безотказная схема закупок в крупнейшем госпредприятии, выяснили журналисты «Радио Свободы».

Приобретение РЖД оборудования, заказ услуг и подрядных работ на десятки миллиардов рублей регулируется Федеральным законом № 223 «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц», который требует информационной открытости закупок, целевого расходования средств и конкурентной основы при выборе поставщика. Согласно закону, для выбора подрядчика либо поставщика достаточно проведения конкурса.

Однако по факту оказалось, что и конкурс в подавляющем большинстве случаев не проводится.

Закон что дышло

Обходить конкурсные процедуры тем, кто стоит за закупками РЖД, удается благодаря лазейкам в действующем законодательстве. Конкурс заказчику разрешено проводить в удобной для себя форме. Регламентироваться же он будет внутренними нормативными документами, в частности, составленным на базе типового «Положения о закупках», которое, в соответствии с 223-м законом, утверждает и подписывает руководство госкорпорации.

В свое внутреннее «Положение о закупках» РЖД добавило пункт, который позволяет не проводить конкурсов и тендеров в «исключительных случаях». А они, в свою очередь, дают организации право на осуществление закупок по решению длинного списка руководителей РЖД самых разных рангов – от президента и вице-президентов до глав филиалов и структурных подразделений РЖД.

Такие распоряжения железнодорожное начальство раздает направо и налево. В одном только 2015 году «в исключительных случаях» хозяйственные структуры РЖД заключили с контрагентами 53 483 договора на общую сумму в 88,7 млрд рублей.

В 2016-м, судя по данным за период с января по август, затраты вырастут еще – за 8 месяцев компания потратила на различные нужды 79,5 млрд рублей, заключив 30 689 бесконкурсных договоров.

Цветы на полтора миллиона

Лидером по количеству бесконкурсных договоров ОАО «РЖД» является его крупнейший филиал «Центральная дирекция инфраструктуры» (ЦДИ), который ведает техническим состоянием российских железных дорог. В списке контрактов на закупку и подрядные работы, а также с некоторыми договорами на поставки, заключенными безо всякого конкурса с ЦДИ, в качестве «исключительных случаев» фигурирует все многообразие выполняемых для нужд РЖД работ.

Например, единственному претенденту без рассмотрения возможной альтернативы отдают контракты на дорогостоящее строительство новых пересадочных узлов и капитальный ремонт объектов инфраструктуры «Российских железных дорог», где в условиях рыночной конкуренции конкурсная основа была бы уместной и смогла бы сэкономить РЖД сотню-другую миллионов на каждом таком заказе. И это при росте чистого долга компании по итогам 2015 года на 8% (899,6 млрд рублей) и годовом росте расходов почти на 10% до 1 трлн рублей.

На аутсорсинг легко передаются не только квалифицированные строительные работы. Судя по договорам, среди 925 тысяч сотрудников РЖД (на начало 2013 года) нет достойных специалистов и для подготовки документации. Приходится обращаться к помощи извне.

Например, в 2013 году ЗАО «Эрта-Консалт» (в котором, по данным «СПАРК-Интерфакс», работает не более 5 человек) подготовило для РЖД документы для представления в Минэнерго за 11,8 миллионов рублей, правда, уже в следующем году согласилось оказать те же услуги уже за 6 миллионов –  видимо, документов оказалось в 2 раза меньше.

Владимир Якунин и Александр Целько

Владимир Якунин и Александр Целько

Договоренности с контрагентами были заключены по указанию бывшего вице-президента РЖД по инфраструктуре Александра Целько. Он же распорядился о том, чтобы подготовкой к правлению ОАО «РЖД» в том же 2014-м занималось ОАО «НИИАС», которому заплатили за труды 11 миллионов рублей. На оптимизацию же своей работы ЦДИ денег вообще не жалеет, следует из документов.

В 2014 году за «процессную модель ЦДИ», которую за 9 дней для РЖД создала компания «МКД Партнёр», дирекция заплатила 29,7 миллионов рублей. Примечательно, что на тот момент ЦДИ функционировала около 3 лет, да и задание выполнялось, по сути, повторно – годом ранее та же компания уже получила с РЖД за аналогичную работу 23,6 миллиона.

Вот для того чтобы оптимизировать технологии управления дирекции, ЦДИ все-таки решила выбрать подрядчика на конкурсной основе. Им стало ОАО «Мосгипротранс», получившее за эти работы 196,5 миллионов рублей.

Мебель для руководства в офисах ЦДИ в том же году от «Росжелдортранса» обошлась ей в разы дешевле (41 миллион рублей), а цветы (ничто прекрасное руководству РЖД тоже не чуждо), закупленные компанией в 2014-м у ЗАО «Профтех Компани», – всего в 1,5 миллиона.

Работа под прикрытием

Большинство бесконкурсных подрядчиков РЖД – подставные компании-ширмы, прикрытие для вывода огромных сумм из бюджета теневыми путями, следует из журналистского расследования.

Анонимный источник в руководящих структурах РЖД рассказал, что подрядчики, с которыми заключаются договоры, нередко существуют только в лице директора и главного бухгалтера, а работы по подписанным контрактам либо не выполняются совсем, либо осуществляются сотрудниками РЖД с применением оборудования госкомпании и практически всегда по существенно завышенной цене.

С позиций документального обоснования заключаемых договоров уязвимые места по возможности прикрыты. Хотя порядок ведения и подписания документации нарушался и нарушается до сих пор, делается это с определенными целями.

image_big_13811.jpg

Владимир Супрун

На большинстве распоряжений о выборе контрагента без конкурса нередко не стоят подписи руководства ЦДИ. Глава дирекции Владимир Супрун и вице-президент Александр Целько, отправленные в отставку сразу же после ухода главы РЖД Владимира Якунина в 2015 году, избегали подписывать такие документы, ограничиваясь печатью отдела документационного обеспечения.

0D876AD0-3FDF-4AFA-A89E-3AC74BE7BBB1_w610_r0_s.jpg

Распоряжение А. Целько без подписи

Боровшийся с засильем коррупционеров в РЖД и уволенный со скандалом в 2014 году бывший начальник отдела договорно-правовой работы ЦДИ Александр Маргиев объяснил этот нехитрый прием предусмотрительностью, мерами предосторожности на случай, если поиском виновных в масштабных нарушениях и хищениях займутся следственные органы. Нет подписи – нет и доказательства санкционирования руководством нарушений, которые в последние годы работы Целько и Супруна стали повсеместными. Супрун, по словам Маргиева, вообще приходил в бешенство, когда ему приносили на подпись договоры.

«Добросовестные исполнители»

Традицию из года в год отдавать миллионные контракты одним и тем же мифическим компаниям-ширмам до определенного момента нужно было обосновывать.

По «Положению о закупках», свое предпочтение в качестве контрагента единственного поставщика заказчик должен аргументировать.

А формулировки объяснений чиновников РЖД, там где они вообще есть, не отличаются убедительностью. В большинстве случаев это – «компания зарекомендовала себя как добросовестный исполнитель». Ярким примером тому стала продюсерская фирма «Аметист», которая на протяжении нескольких лет проводила праздники и мероприятия для коллектива Центральной дирекции инфраструктуры РЖД на десятки миллионов рублей.

Согласно «Плану закупок для нужд РЖД» на 2013 год, критерии к подрядчику, выбираемому единственным поставщиком, как правило, ограничиваются «Опытом проведения аналогичных работ». В редких случаях полет фантазии позволял железнодорожным чиновникам добавить что-то вроде «соответствие требованиям ТЗ», а также «качество и своевременность» исполнения.

Снимок-экрана-2016-09-27-в-15.13.39.jpg

Невооруженным глазом видно, что без конкурса РЖД выбирала в основном подрядчиков в Москве и МО. Суммы же, выделяемые на подготовку документации, разработку методик или лицензирование, нередко значительно больше бюджета на закупку масел и смазки или же запчастей для вагонов в каком-нибудь крупном регионе.

В конце концов, даже такая незамысловатая условность, как подписание нового договора, когда срок действия предыдущего заканчивался, была руководством ЦДИ со временем упразднена.

1 апреля 2013 года Александр Целько подписал распоряжение о пролонгации договоров, заключенных дирекцией в 2012 году (на сайте документов РЖД обнаружить его не удалось). Объяснил его планом антикризисных мероприятий РЖД, результатом выполнения которого станет снижение затрат. Никакой связи между антикризисными мерами и пролонгацией не было, но приказы не обсуждают − около 300 договоров были автоматически продлены. Однако три месяца, в течение которых работы по большинству из договоров не выполнялись (а среди них были подряды на ремонт подвижного состава и уборку тысяч вагонов), никто не учел.

Казнить нельзя помиловать

Массовые злоупотребления в РЖД на протяжении многих лет не могли оставаться незамеченными правоохранительными органами. Полиция неоднократно интересовалась фактами многократного завышения цены на определенные работы за счет госкомпании и несоответствием актов сдачи-приемки фактическим результатам выполненных работ.

Однако, по словам бывшего начальника отдела договорно-правовой работы ЦДИ Александра Маргиева, у РЖД всегда была заготовлена стандартная реакция на такие запросы – ущерб признавали несущественным, либо возмещенным.

Контрагенты при первом тревожном сигнале возвращали похищенные деньги, чтобы не раскрылись другие преступления, и уголовные дела не возбуждались. При этом, по словам Маргиева, тот факт, что деньги госкомпании были выплачены за невыполненные работы, составом преступления не признавались в нарушение ст. 20 УПК.

Однако чаще всего сор из избы не выметали. Разбирательства, связанные с непомерными расходами РЖД, вел подчиненный непосредственно главе компании внутрикорпоративный надзорный орган «Желдорконтроль». Нарушений и хищений выявлялась масса, но разрешались скандальные ситуации с порой миллиардными суммами ущерба на удивление полюбовно.

Например, выяснилось, что при реализации проекта 2012 года по обновлению и модернизации парка путевой техники графики поставки оборудования были сорваны, в связи с чем работы были выполнены только на 60% от оговоренных контрактом объемов. Кураторы из РЖД подписывали не соответствующие реальному положению вещей акты сдачи-приемки, деньги поставщикам выплачивались, но купленная РЖД техника заказчику не передавалась.

Когда же выяснилось, что недостоверных актов было подписано почти на 2 млрд рублей, а некомплектного и нерабочего товара отгружено на 302 млн рублей по таким же подписанным РЖД накладным, по аудиту «Желдорконтроля», экс-вице-президент компании Владимир Воробьев провел совещание.

Вопрос возмещения убытков на нем не поднимался, но замечания и выговоры ответственным за неэффективное расходование средств были сделаны. Источник в РЖД отметил, что в таких случаях до увольнения дело обычно не доходит. Виновного временно понижают в должности и переводят в другой отдел, где вскоре снова повышают до его предыдущего ранга.

Примечательно, что все описанные выше примеры – не единичные случаи. Такова негласная позиция РЖД к расходованию государственных средств − многолетняя традиция, сформировавшаяся в десятилетие руководства «Российскими железными дорогами» предшественника нынешнего президента РЖД Олега Белозерова.

Наследие Якунина

28f6395374eef024f56c019e0d1c5235.jpg

Владимир Якунин возглавил РЖД в 2005 году, придя в компанию за два года до этого на должность вице-президента по финансам. Опытный управленец в транспортной сфере железнодорожником стал еще до РЖД, проработав год замминистра путей сообщения.

В эру его правления компания с момента создания в 2003 году медленно наращивала чистую прибыль (с 8,8 млрд рублей в 2004 году до 10 млрд в 2005 и 2006-м). Потом ситуация вдруг изменилась, и к концу 2014 года небольшая, но стабильная  прибыль постепенно превратилась в 99,3 млрд убытка, а долг по кредитам и займам приблизился к 800 млрд рублей. Среди основных кредиторов РЖД − Сбербанк, Deutsche Bank и BTБ.

За 10 лет у руля национального железнодорожного оператора президент РЖД стал персонажем нарицательным – мало кому из российских высокопоставленных чиновников удавалось столь эффективно выбивать миллиардные субсидии из государства.

И выбивать в буквальном смысле – каждое свое требование глава РЖД подкреплял доходчивым видением ближайшего будущего компании, да и страны, если денег вдруг не дадут. Например, требование о выделении 100 млрд была проиллюстрировано перспективой повышения тарифов почти на 18%, а запрос 38,5 млрд рублей на социальные перевозки у Фонда национального благосостояния в 2012 году сопровождался угрозой уволить 3 тысячи сотрудников.

Требование дотаций у ФНБ для Якунина стало хорошей традицией. Разные суммы – от 15 миллиардов до 200 (и даже однажды 1,5 трлн) запрашивались из фонда по нескольку раз в год. При том, что с 2010 года компания вела последовательную политику распродажи непрофильных сперва, а потом и вполне себе нужных в хозяйстве активов. Вплоть до вагонов, которых в том же 2010-м было продано почти на 38 млрд рублей.

Хронически бедственное, казалось бы, положение федерального перевозчика, никак не отражалось на зарплате его руководителя. В 2014 году в месяц он получал от 4 до 5,5 миллионов рублей, что примерно в 9 раз больше чем зарплата президента РФ Владимира Путина в том же году, в 150−170 раз больше, чем у машиниста локомотива РЖД, и в 300−320 раз больше ежемесячного оклад монтера-путейца. Видимо, эта ощутимая разница Якунина все-таки смущала, поскольку в 2014 году РЖД отказалась публиковать данные о доходах главы компании и других топ-менеджеров.

Сын за отца

568465d6beba58346249af4d8dec6f36.jpgКак водится, с приходом Якунина в РЖД в 2005-м на ключевые посты в компанию пришли его ставленники. А кое-кто официально не пришел, но влиял на железнодорожную империю не меньше, чем управленцы, занимавшие в ней должности вице-президентов.

Однажды в 2007 году Якунин публично назвал старого друга − предпринимателя Андрея Крапивина «своим советником и опытным финансистом, хорошо разбиравшимся в банковском деле». Это даже несколько дезинформировало СМИ, которые пытались выяснить статус Крапивина в компании.

Но нет – хотя Якунин и рекомендовал Крапивина на пост главы «дочки» РЖД, Первой грузовой компании (ПГК),  предприниматель официального отношения к РЖД не имел.

Зато его вклад в грандиозный, многоуровневый «распил» РЖД был основополагающим. Андрей Крапивин создал разветвленную сеть преимущественно офшорных компаний, где между реальных подрядчиков было замаскировано большое число фиктивных фирм.

Старший Крапивин не был публичной персоной − в тендерах «РЖД» он предпочитал участвовать через технические компании, большинством российских активов владел через офшоры. Получив через близкое знакомство с Якуниным практически прямой доступ к деньгам РЖД, Крапивин вскоре привлек к участию в своей схеме «теневиков» Валерия Маркелова и Бориса Ушеровича.

Как писало издание «Слон», специально под тендеры РЖД ими были созданы десятки, если не сотни компаний, получавших подряды РЖД и выводившие их в офшоры. Деньги отмывались, уходили на депозиты, либо обналичивались. Реальным субподрядчикам, выполнявшим работы, перепадали крупицы.

rzhd_scheme копия (1).png

Такой визуально представляет сеть офшорных компаний-подрядчиков РЖД издание Slon.ru

Маркелов, по данным источников, знакомых со схемой Крапивина, занимался в основном вопросами бизнеса. Ушерович,  хорошо знакомый с лидерами с «Солнцевской» и «Липецкой» ОПГ, напротив, занимался решением, связанных с противоправной деятельностью.

По данным Полит.ру, за короткое время тройка дельцов стала контролировать все ключевые дочерние компании РЖД, через которые проходили сотни миллиардов рублей подрядов (вагоностроительный «Трансмашхолдинг», перевозчик зерна «Русагротранс», международный грузоперевозчик Freigh One, проектное бюро «Ленгипротранс», ЧОП «Легион», «Инфотех» и другие.

Вскоре старший Крапивин и вовсе отошел на второй план и позже скончался в Швейцарии в 2015 году, уступив руководство инфраструктурой офшорных компаний, выкачивавших через миллиардные подряды РЖД бюджетные деньги, сыну Алексею.

БАМ − наш!

TASS_7821426.jpg

В 2014 году коррупционная схема претерпела некоторые изменения, хотя действующие лица остались теми же. Младшим Крапивиным, Маркеловым, Ушеровичем и присоединившимся к ним бизнесменом Юрием Ободовским была создана ООО «Группа компаний 1520». Почти сразу же ее «дочка» выиграла конкурс на электрификацию Восточного полигона (БАМ и Транссиб), работы по которому оцениваются в 28 млрд рублей.

KMO_121703_00756_1_t218_193345.jpg

Юрий Ободовский

Примечательно, что в другом важном тендере на 44 млрд рублей победу одержал консорциум во главе с компанией «Бамстроймеханизация», сменившей владельца (ранее им был основатель компании Василий Тарасенко) прямо накануне тендера.

Проект реконструкции БАМа – одна из крупнейших строек РЖД, инициирована Владимиром Якуниным. Кроме 562 млрд рублей, которые выделяет на нее госбюджет, она включает в себя ряд дополнительных работ по модернизации инфраструктуры Восточного полигона, что в совокупности обойдется не менее чем в 1 триллион рублей. «Бамстроймеханизация» − главный подрядчик по проекту реконструкции БАМа.

Получается, что компанией, выигравшей право на реализацию проекта федерального масштаба, одобренного в 2013 году Владимиром Путиным, владеет никому неизвестная Sterema Limited, зарегистрированная на Кипре. Сама Sterema принадлежит компании Evling business Inc с Британских виргинских островов. Об ее конечном собственнике, само собой, тоже ничего не известно, но «Новая Газета» располагает документами, согласно которым деньги на покупку «Бамстроймеханизации» Evling получила от структур Алексея Крапивина.

По данным Forbes, подконтрольные Алексею Крапивину, Юрию Ободовскому, Валерию Маркелову и Борису Ушеровичу компании за 13 лет работы Владимира Якунина в РЖД получили подрядов от федерального перевозчика на 334 миллиарда рублей. Подсчет приблизительный и сумма далеко не окончательная. Точное число созданных в разное время группой предпринимателей фирм, которые «качали» и «качают» в настоящее время через РЖД государственные деньги, вряд ли назвали бы сейчас они сами.

Деятельность «теневого квартета» даже в том масштабе, о котором известно, не могла обойтись без серьезного «прикрытия» по линии следственных органов, ФСБ и МВД. В течение многих лет схема работала в плотном контакте со «своими» силовиками, которые «крышевали» расхитителей и на корню пресекали любые попытки правоохранительных органов привлечь их к ответу.

И одну из ключевых ролей в обеспечении безопасности, группы Крапивина-Маркелова-Ушеровича, по данным источника «Преступной России», сыграл руководитель Управления «Т» ГУЭБиПК МВД России, полковник Дмитрий Захарченко.

Полковник РЖД

2016-09-29_011653.jpg

Дмитрий Захарченко

Задержанный 8 сентября 2016 года Захарченко поразил воображение всей страны суммами изъятых у него при обысках наличных средств (123 млн долларов и 2 млн евро были найдены в квартире его сестры, 13 млн рублей, 5 тысяч евро и 170 тысяч долларов в машине), которые породили массу версий их происхождения. Полковнику предъявили обвинения по трем статьям УК РФ за превышение должностных полномочий, получение взятки и воспрепятствование расследованию.

Почти сразу же стало известно, что Захарченко передавал информацию о предстоящих задержаниях и обысках фигурантам громких, и, на первый взгляд, не связанных между собой дел – финансовому директору обвиняемого в растрате 26 млрд рублей вкладчиков «Нота-Банка» Галине Марчуковой, генералу из СКР Денису Никандрову, подруге «вора в законе» «Шакро Молодого» Фатиме Мисиковой, из-за которой произошла перестрелка на Рочдельской улице, и главе «Вымпелкома» Михаилу Слободину. Последним двум, кстати, благодаря своевременному предупреждению удалось скрыться за границей.

Все вроде бы ясно и понятно. Однако, как выяснилось 27 сентября на заседании Мосгорсуда, факт передачи взятки Захарченко «неустановленным лицом» в декабре 2015 года следствием не доказан, да и показаний Марчуковой в деле врио главы Управления «Т» ГУЭБиПК тоже нет. Сам полковник категорически свою вину отрицает, как и причастность к найденным у него деньгам.

Между тем, на второй день после задержания Захарченко, источник «Преступной России» рассказал, что полковник был в разработке сотрудников Управления «М» ФСБ РФ довольно давно. Основания для задержания Захарченко имелись еще в конце 2015 года, однако шла проверка на причастность полковника к ряду других преступлений, что в итоге подтвердилось.

Оперативники располагали информацией, что Захарченко был напрямую причастен к массовым хищениям в РЖД через подряды компаний Маркелова-Ушеровича, прикрывая их от возможных неприятностей с законом.

E143ce31a94e036e7235c01e96d505d51db08267.jpgПозже стало известно, что одним из первых против полковника Захарченко показания дал осужденный за мошенничество банкир Петр Чувилин, по данным «Росбалта», имевший непосредственное отношение к махинациям в РЖД.

Чувилин, по его словам, в течение 9 лет платил полковнику «зарплату» за «крышевание» десятков преступных схем, среди которых большая часть была связана с деньгами РЖД. В частности, называлась сумма в 150 тысяч евро в месяц.

Бывший коллега Захарченко по 5-му оперативно-разыскному бюро (ОРБ), курировавшему крупные стройки, подтвердил «Новой Газете», что именно в те годы он стал работать с монополистами строительных подрядов РЖД.

Согласно информации «Росбалта», Захарченко и обучивший его всем «серым» схемам другой влиятельный «решальщик» из МВД, полковник Забеднов, прикрывали сотни компаний и банков, пропускавших через себя средства РЖД, которые источник оценил в «десятки и сотни миллиардов рублей».

После скоропостижной смерти Забеднова в 2012 году Дмитрий Захарченко стал получать серьезный процент от этих денежных потоков, рассказывал один из сослуживцев полковника. По данным источника «Новой Газеты», наиболее тесно Захарченко общался с Маркеловым, который очень ценил полковника за эффективность и не жалел денег на поощрение его рвения. Точно известно и о личном знакомстве полковника с Андреем Крапивиным.

Примечательно, что как только в прессе появилась информация о возможных связях арестованного Захарченко с монополистами строительных подрядов РЖД, бывший глава компании Владимир Якунин внезапно уехал за границу. По словам его представителей, давать лекции в качестве главы общественного фонда «Диалог цивилизаций», который теперь возглавляет. При попытке журналистов связаться с ним для комментария обычно словоохотливый Якунин ушел от ответа.

«Я нахожусь за рубежом с друзьями, привык отвечать на любые звонки, но коммуницировать сейчас не могу», — пояснил он.

Новая метла

Большинство фактов о монополизации подрядов РЖД, коррупции, кумовстве и хищениях относятся к эпохе Владимира Якунина. По итогам его десятилетней работы на посту главы РЖД железнодорожной инфраструктуре страны еще долго предстоит бороться с долгами. Да и достраивать железнодорожные пути по стране, которые, как выяснилось, не везде есть. Например, у шести субъектов Российской Федерации (Республики Алтай и Тыва, Ненецкий АО, Магаданская область, Чукотский АО, Камчатский край) до сих пор нет железнодорожного сообщения, а еще в десяти субъектах оно недостаточно развито.

1a5fbac818707f09fca5f588e004bf2c.JPG

Олег Белозеров

Преемник Якунина на посту главы РЖД, бывший замминистра транспорта Олег Белозеров начал вполне оптимистично. 100-миллиардный убыток РЖД по итогам 2015 года сменился чистой прибылью в размере 8,2 миллиардов рублей, при этом миллионный штат еще два года назад сотрудников сократился почти на 200 тысяч человек. На фоне этих цифр заявление Белозерова о том, что в ближайшие 2 года государственная помощь РЖД не понадобится, выглядело вполне убедительным. Неужели все чудесным образом изменится, исчезнет коррупция, компания станет приносить высокую и стабильную прибыль, а в российских поездах путешествовать станет не менее комфортно, чем в Европе?

Сила традиций

При ближайшем рассмотрении поводов для оптимизма становится заметно меньше. Денег не просят – да, но их уже дали. В феврале 2015-го Дмитрий Медведев увеличил уставный капитал РЖД на 47,38 млрд рублей для реализации инвестиционных проектов. Прибыль прибылью, но, согласно свежему прогнозу самой же РЖД, 2017 год может обернуться для компании убытком в 142 млрд рублей.  Зато зарплаты топ-менеджерам РЖД в преддверии будущих успехов уже повысили и ощутимо. Сам Олег Белозеров в 2015 году заработал 86 миллионов рублей, а в целом руководство компании за этот год стало получать больше на 14,5%, что составляет 1,6 млрд в месяц.

Да и с коррупцией все не так безоблачно, как хотелось бы.

754399263817647 (1).jpg

Андрей и Владимир Якунины

Хотя команду топ-менеджеров Якунина в большинстве своем отправили в отставку вслед за лидером, по данным «Радио Свободы», многие главы филиалов РЖД сохранили свои посты и продолжают действовать в тесной связке с представителями прокуратуры и транспортной полиции, покрывающими массовые хищения. По старой памяти, интересы Якунина в его бывшем ведомстве ущемлять тоже вряд ли будут. Например, продажей электронных билетов РЖД занимается компания старшего сына Якунина – Андрея, структуры которого СКР с июня проверяет на предмет аффилированности с бывшим местом работы отца.

На фронте монополистов подрядов РЖД также все без особых перемен. Вернее, действующие лица скорее всего сменятся – после серии публикаций в СМИ команде Крапивина будет сложно сохранить свои позиции и по умолчанию продолжать отрезать от пирога РЖД самые жирные куски. Но свято место пусто не бывает, а то, что новый глава госкомпании Белозеров – давний друг Аркадия и Бориса Ротенбергов, – факт известный.

955969c6a3 (1).jpg

Аркадий и Борис Ротенберги

Их дружба началась еще в середине прошлого десятилетия, когда нынешний глава РЖД руководил Федеральным дорожным агентством «Росавтодор», а Ротенберги, по странному совпадению, активно участвовали в проектах по строительству федеральных трасс М-4 «Дон», М-11 «Нарва», «Москва−Санкт-Петербург» и М9 «Балтия». Отданный Крапивину-Маркелову-Ушеровичу проект по реконструкции БАМа братьям тоже давно по душе. Сегодня возможность получить на его реализацию миллиардные подряды стала реальнее, чем когда-либо.

По материалам kompromat1.info