Виктор Старокожев попал под следствие

Виктор Матвеевич Старокожев – учредитель и руководитель как минимум десяти организаций, работающих в отрасли жилищно-коммунального хозяйства Екатеринбурга, попал под следствие. Сейчас он изучает материалы уголовного дела по статье 159 УК РФ (дело передано в суд) по обвинению в мошенничестве в особо крупных размерах. Речь идет о хищении средств ресурсоснабжающих организаций на сумму более 60 миллионов рублей. «Об этом информирует AFERIST.ORG со ссылкой на kompromat66.ru
Кроме того, в деле присутствуют обвинения в подделке протоколов общих собраний собственников жилья МКД, которые в настоящий момент обслуживает компания ООО «УЖК ЖКО-Екатеринбург», и ряд других подконтрольных ему организаций.

Например, не так давно Старокожев выкупил ООО «УК «Губерния» у Антона Азарова. Строго формально управляющая компания ещё числится за Азаровым, но фактически уже принадлежит Старокожеву. Теперь Азаров — наёмный работник Старокожева.

Правоохранительные органы также рассматривают еще одно уголовное дело, но уже в отношении Генерального директора упомянутой организации, его сына, Евгения Викторовича Старокожева, которому вменяется незаконная легализация денежных средств по ст. 174 УК РФ. Вырисовывается интересная схема семейного бизнеса – один ворует, а другой отмывает.

УГОЛОВНИКИ ПРИШЛИ В СТРАТЕГИЧЕСКУЮ ОТРАСЛЬ ЭКОНОМИКИ МЕГАПОЛИСА

Здесь стоит отметить, что «коммунальный король» Виктор Старокожев и его бизнесы является всего лишь частью весьма обширной коммунальной империи отца и сына ТерентьевыхСергей Терентьев– один из основателей известного на всю страну ОПС «Уралмаш», которое формально считается разгромленной правоохранителями, но существует уже в другом качестве. «Другим качеством» сегодня управляет его сын Григорий, который является руководителем целого ряда организаций в сфере оказания услуг ЖКУ. То есть в определенное время эти люди поняли, что сфера ЖКХ это настоящее «золотое дно», из которого можно черпать огромные барыши, не совершая при этом откровенных противоправных действий — не использовать биты, ножи, взрывчатку и огнестрельное оружие. При грамотной постановке дела деньги сами потекут к тебе в карманы. И начиная с 2007 года часть организации этого процесса была поручена Виктору Старокожеву, который всегда был исполнителем воли высшего руководства ОПС «Уралмаш». Он развязал в родном для группировки микрорайоне войну с основным конкурентом в коммунальном бизнесе Александром Найдановым. На тот момент Сергей Терентьев еще отбывал наказание за прошлые подвиги в колонии, а его сын Григорий, получил образование в Лондоне, и в 2012 году вернулся в Екатеринбург, где к тому моменту уже была создана мощная коммунальная империя Терентьевых.

Согласно официальным данным Виктор Матвеевич Старокожев (ИНН 666300410123) является учредителем 10 компаний каждая из которых является инструментом для сбора средств в копилку коммунальной империи Терентьевых, а также эффективным инструментом для осуществления рейдерских захватов десятков тысяч квадратных метров жилого фонда, который формально находится в собственности отдельных граждан, но по сути является территорией, облагаемой коммунальной данью структурами ОПС «Уралмаш».

Сегодня, на сайте ООО «УЖК ЖКО-Екатеринбург» (который, кстати, не обновлялся с марта 2018 года) с гордостью сообщается, что в качестве обслуживающей организации компания присутствует во всех семи районах Екатеринбурга. А это миллионы квадратных метров жилья, и сотни тысяч семей, которым ежедневно семейка Старокожевых наносит ущерб качеством своего обслуживания, и, фактически, откровенным воровством тех денег, которые они платят за так и не оказанные коммунальные услуги. И если уж продолжать тему воровства, то стоит отметить, что Виктор Старокожев, и его сынок, по образованию, между прочим, юрист, тырят деньги не только у рядовых жителей управляемых ими домов (к этой теме мы еще вернемся), но «крысятничают», еще у «хозяина».

«Деньги Терентьевых» в «мутных коммунальных водах» довольно часто до них не доходят, а средства, отпускаемые так называемым «холдингом» на осуществление оперативной деятельности по захвату новых площадей жилого фонда, попросту «уводят» в личные «карманы», а также сейфы и сейфики руководителей различного ранга бизнес-структур Старокожевых.

«ПЕРХОТЬ» СТАРОКОЖЕВ ПРОДОЛЖАЕТ ТАЩИТЬ ИЗ «ОБЩАКА»

Тут стоит вспомнить некоторые факты из биографии Виктора Матвеевича Старокожева, которые стали основой, сущностью его морально-этического облика, приведшие его к тому, что он стал способен воровать не только у беззащитных потребителей его так называемых коммунальных услуг, но и у «хозяина», что в этой среде наказывается гораздо более жестоко, чем предусмотрено УК РФ. Времена сейчас, конечно другие – не «лихие 80 – 90-е, когда «крысе» запросто могли вспороть брюхо, набив его частью уворованных купюр, или сжечь живьем, чтоб не «повадно было», или закопать глубокой осенью в мерзлую землю, оставив только голову с заткнутым ртом. Сейчас можно придумать и более «цивилизованные» средства наказания. Но Виктор Матвеевич выходец именно из тех времен, и «крысятничать» он научился именно тогда. В конце 80-х не шибко уважаемому мелкому предпринимателю Виктору Старокожеву, торговавшему на тот момент книгами, если точнее – организатору сети платных библиотек (было у нас и такое – Старокожев в киосках сдавал книги в аренду за деньги, за что его сегодня презирает ветеранская общественность Уралмаша), поручили заняться контролем над сетью «проститутошных». Это был очень солидный бизнес, когда в многочисленных общежитиях крупных промышленных предприятий, расположенных на территориях Уралмаша, Эльмаша, Сортировки, и вплоть до железнодорожного вокзала Екатеринбурга, под эти услуги были «заточены» целые этажи. Нетрезвые клиенты шли туда густо, щедро платили наличные средства, которые учету не поддавались. А главным бухгалтером всей это «веселухи» был Виктор Матвеевич Старокожев. Но поскольку бизнес этот в криминальной среде не считался уважаемым, хоть и приносил хорошие доходы, то таких людей «серьезные» и авторитетные бандиты называли словом «перхоть».

Также Старокожеву были подконтрольны розничная торговля в многочисленных круглосуточных киосках, где в любое время можно было купить все для того, чтобы продолжить однажды начатый порочный образ жизни – от презервативов и «трусов для любимой женщины» до паленой водки и гнилых пирожков на закуску. Впрочем, были и модные в тот период сникерсы и марсы. Ну а поскольку строгому бухгалтерскому учету эта «деятельность» по понятным причинам не подлежала, то сколотить на этих делах первоначальный капитал втайне от «хозяина» особого труда не составляло. Росли первоначальные капиталы и у самих хозяев, соответственно менялись приоритеты в бизнесе. В начале 2000-х у «уралмашевских» ими стали уже заводы, отели и ЖКХ. Вместе с «хозяевами» перестроился и Виктор Старокожев. Но «крысятничать» не перестал.

Существенную роль в осуществлении «оперативной деятельности» так называемого «холдинга Терентьевых» по расширению рынка коммунальных услуг до недавних пор играл идеологический блок компании ООО «УЖК ЖКО_Екатеринбург». Это было несколько пиар-менеджеров, нанятых Старокожевыми, которые работали как в соцсетях, так и на выпуск газеты под названием «Наш город Екатеринбург». Главная задача – опорочить конкурента, и распропагандировать качество услуг, предоставляемых ООО «УЖК ЖКО – Екатеринбург». Основное бремя расходов приходилось, конечно, на газету. Пока она выпускалась, ее тираж составлял 50 тысяч экземпляров. Выпуск один раз в неделю. Исходя из расценок типографий средняя стоимость печати и распространения составляла порядка 700 тысяч рублей в месяц. Понятно, что тратить такие деньги из собственных доходов прижимистый Виктор Матвеевич не стал бы. У него даже с собственными сотрудниками была очень хитрая схема оплаты труда – в первый месяц (месяц испытательного срока) работник трудился бесплатно, а потом, якобы, эти деньги ему возвращались. Но в реальности этого не было. Это подтверждают сотрудники, работающие теперь у его конкурента Найданова (ЗАО Орджоникидзевская УЖК). Так вот о печатном издании. От «холдинга» Старокожев получал 700 тысяч на печать и распространение издания. Из них 500 тысяч только на печать, а еще 200 тысяч на распространение. То есть оплату труда людей, разбрасывающих газету по почтовым ящикам в подъездах. Но на практике выходило так, что за печать тиража Старокожев мог отчитаться – тираж реальный и доставлен, а вот за доставку не мог. Её не было. А какой, спрашивается, смысл издавать пропагандистскую газету, если она не доходит до потребителя? Вывод один – чтобы «спереть» 200 тысяч рублей в месяц, сделав вид, что работа сделана. Сейчас газета не выходит – в «холдинге» раскусили «крысу» Старокожева? Но это не единственная схема на которой Виктор Матвеевич «нагревал хозяина». И об этом мы еще расскажем.