Виктор Шеремета: как зам.министра агрополитики «отжимает» землю у пенсионеров

Из-за чего могут судиться рядовой житель Киева и заместитель министра аграрной промышленности? Из-за участка дорогой земли, которая рядовому жителю досталась по наследству, но которую хочет забрать замминистра! Один говорит, что землю у него отбирают из-за несуществующего долга, другой же утверждает, что это с ним поступили нечестно.

Об этом информирует AFERIST.ORG со ссылкой на  krapka.club
«КРАПКА» попыталась разобраться в ситуации и узнала, что землю госслужащий требует отдать взамен старого долга, который якобы взял отец киевлянина. Оказывается, крестьяне, с которыми у замминистра нет никаких родственных связей, систематически составляют завещания в его пользу.

«Нам говорят о 320 тысячах. Да этих денег мы в глаза не видели!»

Камень преткновения в этой истории – земля и дом в селе Ерковцы под Переяслав-Хмельницким Киевской области. В мае 2018 года киевлянин Сергей Головаш, оформляя наследство от отца, узнал, что на его имущество претендует другой житель Ерковцов (по факту  сосед), заместитель министра аграрной политики Виктор Шеремета.

С семьей Головашей судится не сам Шеремета, а юристы фермерского хозяйства «Геркулес», которое ему принадлежит. Аргументы юристов таковы: отец Сергея Головаша в 2015 году взял у Виктора Шереметы в долг деньги (321 тыс. грн) и не вернул. И теперь служащий требует отдать ему в счет долга землю, дом и жигули, на которых ездил покойный. Права на имущество они заявили у нотариуса, к которому Сергей Головаш пришел оформлять документы.

Дом, в котором жили родители Сергея Головаша

Наследник же утверждает, что его родители жили скромно и занимать такие большие средства у них просто не было необходимости. Мать болела сахарным диабетом, но инсулином обеспечивало государство. Единственная операция, которую ей сделали, не была слишком дорогой, и супруги оплатили ее самостоятельно.

«Мой отец Василий Головаш умер в ноябре 2017 года. В мае 2018-го к нотариусу, у которого мы оформляли наследство, пришла юрист «Геркулеса» Валентина Слюсар и сказала, что покойный был должен Виктору Шеремете. Но единственный факт каких-то отношений отца и Виктора Шереметы относится к  в 2015 году – тогда фермер взял в аренду у родителей земельный пай.

Никаких денег отец не занимал. В этом уверены и я, и моя жена, потому что мы были с ним в очень хороших отношениях: каждый день общались по телефону и каждые выходные приезжали помогать по хозяйству. Если бы он поучил такие деньги, то были бы какие-то расходы. Однако никаких неожиданных покупок он не делал – был обычным пенсионером. Мы помогали ему деньгами»,  рассказал «КРАПКЕ» Сергей Головаш.

После того как супруги Головаши отказались отдавать долг, в существовании которого они сомневаются, Виктор Шеремета отдал права на него юристу Валентине Слюсар. В прошлом она была руководителем Переяслав-Хмельницкого управления юстиции, а теперь обратилась в суд с иском против Головаша в пользу Шереметы.

Заявление о существовании долга у Виктора Шереметы подкрепляют документами  договором займа и распиской, по которым покойный одолжил 321 тыс. грн и обязался вернуть деньги. Родственники Головаша говорят, что пожилого мужчину могли ввести в заблуждение, когда он в июне 2015 года сдавал Виктору Шеремете в аренду свой земельный пай.

«Мы делали экспертизу – подпись отца там настоящая, – объясняет Анастасия Головаш, жена Сергея. – Но мы предполагаем, что он как пожилой человек, сдавая землю в аренду, не читал договор. Он доверял Виктору Шеремете как односельчанину и мог думать, что расписывается в документах об аренде, тогда как ему могли подсунуть долговую расписку. В договоре займа была указана сумма, которую занимают, и указано, что в залог дается земля. А деньги свекор должен был вернуть до сентября 2015 года. Дополнением к этому договору была расписка, напечатанная на принтере. Однако в конце папиным почерком было написано «деньги получил по договору, обязуюсь вернуть в полном объеме» и стояла подпись. Мы предполагаем, что отца просто попросили это дописать: могли сказать, что это для каких-то налоговых. Он доверял односельчанам и подумал, что так и надо».

Шеремета: «На меня составляли завещания, я помогал людям»

Однако эта история могла бы обойтись и без детективов с экспертизами почерка. Дело в том, что Сергей Головаш мог «пролететь» мимо наследства еще в 2015 году. Тогда его отец по непонятным теперь причинам составил завещание на дочь Виктора Шереметы, Ирину Найверт, работающую в «Геркулесе» на руководящей должности. Тем не менее через два года покойный ныне мужчина передумал и написал завещание на сына.

Об этом Сергей Головаш узнал только после смерти отца. Тогда ему с претензиями позвонила Валентина Слюсар, которая была уверена, что Ирина Найверт вот-вот станет владелицей дома и земли.

«Мы подозреваем, что завещание не было связано с отцовским «долгом». Дело в том, что сначала было составлено завещание (25 мая 2015 года). И только потом отец будто бы занял деньги (договор займа от 27 мая 2015 года). То есть, если отец сначала взял деньги и не смог отдать, было бы логично, чтобы он «расплачивался» завещанием. А так отец непонятно почему сделал завещание, о котором мы не знали, а потом «взял» деньги, которых мы и следа не видели. Это похоже на какую-то схему, по которой абсолютно чужие люди переписывают свое имущество на Шеремету. И наша семья должна была  стать следующей, если бы мой отец в последний момент не поломал им игру, составив завещание на меня» предполагает Сергей Головаш.

Поле, где находится участок, который принадлежит семье Головашей

И тут всплывает интересное обстоятельство. Дело в том, что юрист Валентина Слюсар не впервые судится за землю, которую замминистра завещают местные крестьяне. Причем, как и в случае с Головашем, это совершенно чужие ему люди. «КРАПКА» узнала еще минимум о двух таких случаях.

Первое дело (373/3416/14-ц) было начато в декабре 2014 года. Согласно материалам Судебного реестра Валентина Слюсар обратилась в суд с иском и попросила признать за Виктором Шереметой право собственности на два земельных участка (общей площадью 2,053 га), находящихся на территории Гланишевского сельсовета и предназначенных для ведения сельского хозяйства.

Эта земля принадлежала местному жителю (ЛИЦО_4), который еще при жизни завещал ее Виктору Шеремете (истцу ЛИЦО_1). Завещание было удостоверено секретарем Гланишевского сельсовета 25 апреля 2014 года.  В том же году крестьянин умер. После смерти владельца земли Виктор Шеремета обратился с этим завещанием к нотариусу и вступил в наследство. Но получить право собственности он не смог, так как регистрация участка в Государственном реестре земель и присвоение ему кадастрового номера «осуществляется только по заявлению владельца земли» (то есть умершего к тому времени человека).

Суд решил, что Виктор Шеремета имеет право собственности на эти земельные участки.

Другое дело слушали в декабре 2015 года. Тогда Виктор Шеремета обратился в суд по поводу наследования другой земли (дело № 373/3090/15-ц)  – также на территории Гланишевского сельсовета. Речь шла о двух участках, площадью 1,534 и 0,613 га. Предыдущий владелец умер 13 апреля 2015 года и также в свое время написал завещание в пользу Виктора Шереметы.

Суд признал за Виктором Шереметой право собственности на эту землю (общая площадь 2,147 га).

«КРАПКА» попросила Виктора Шеремету объяснить, почему чужие люди раз за разом завещают ему свою землю.

Он уверяет: составляя в его пользу завещания, крестьяне рассчитывались за оказанную им помощь.

«Ко мне и раньше люди обращались за помощью. Если им нужно было купить машину или квартиру, мы отказывали. Но если у людей было безвыходное положение (деньги были нужны на лечение или операцию), то помогали. Есть человек, который вылечился и благодарен нам. И во всех случаях составить завещание – это было желание людей»– сказал Виктор Шеремета.

Аналогично, по его словам, произошло и с долгом покойного Василия Головаша. Тот просил деньги на лечение жены, а потом отписал землю.

«Я сказал, пусть им помогут дети. Говорю: «У тебя же рабочие дети». А он настаивает: «Оно их не интересует. Помоги!» Мы дали им средства, они вылечили мать. А теперь получается, что мы оказались крайними. Головаш заем просил, так сказать, признавая, что его не интересует земля и детей она не интересует, и он был готов составить завещание на мою дочь. Это было его предложение, и он составил завещание. Но перед смертью, через несколько лет, изменил мнение и составил завещание на сына. А теперь он не признает долг», – сказал «КРАПКЕ» Виктор Шеремета.

Долг, которого нет в декларации замминистра

По мнению Сергея Головаша, в «судебно-долговой» истории есть аспект, который свидетельствует о том, что его отец никаких денег на самом деле не занимал. Дело в том, что данных о долге в 321 тыс. грн в декларациях Виктора Шерметы ни за  2016, ни за 2017 год (когда он был, соответственно, кандидатом на должность и действующим заместителем министра) нет.

Этот пробел Виктор Шеремета пояснил «КРАПКЕ» тем, что деньги, которые он дал взаймы, были не его, а дочери.

«Это были не мои средства, а средства семьи моей дочери. Это было в 2015 году. Согласно расписке указанная сумма должна быть возвращена в 2015 году, но он ее не вернул. Никто ее в декларацию не вносил, потому что, так сказать, срок возврата истек.

Дочь была беременна, когда стало известно об этой ситуации. И у нее родился ребенок, у которого есть проблемы со здоровьем. Врачи говорят, что шоковое состояние, которое у нее было, могло повлиять на ситуацию при рождении. Человек свои средства вложил, и завещание Головаш составил на нее. Потом они его аннулировали и теперь не признают долг. Ну, вы понимаете, какое состояние у нас», – сказал Виктор Шеремета.

В то же время в официальном разъяснении Нацагентства по борьбе с коррупцией сказано, что в декларациях необходимо указывать долги, которые есть у родственников«В декларации отражаются финансовые обязательства субъекта декларирования перед членами его семьи и наоборот».

Разъяснение НАПК о правилах заполнения деклараций

«Мы смотрели декларации Шереметы, и суммы в 321 тысячу, которую якобы мой отец был ему должен, там не нашли. Это доказывает, что это несуществующий долг, и чиновник, очевидно, побоялся вносить его в декларацию», – считает Сергей Головаш.

«О том, что Головаш умер, знали все»

Чтобы увидеть, что на самом деле является предметом спора, журналист «КРАПКИ» поехал в Ерковцы. Участок Головашей расположен на окраине села и граничит с полем. Родители Сергея жили в обычной сельской хате.

«Здесь у нас несколько комнат, в одной стоит большая печь, – показывает Сергей Головаш. – Родители, хоть у них и был газ, часто ею пользовались. Маме было проще в пять утра закинуть в печь дрова, чтобы протопить, чем крутить вентили на котле. И отец любил блюда с печеным мясом, а такое готовится только в печи».

Никакой лишней роскоши в доме нет. Где же здесь могли «побывать» 15 тыс. долл.  загадка.

Затрудняются ответить на этот вопрос и соседи Головашей. Они убеждены, что таких денег покойный Василий не занимал, иначе об этом знала бы вся округа. А еще добавляют, что просто не в характере Виктора Шереметы раздавать деньги направо и налево.

«Вон там выше дорога к его хозяйству – так вы там ноги сломаете! От заправки до кладбища такая дорога, что покойник может выпасть из гроба, – такие ямы! Ничего не делают, просто набивают карманы и сеют то, что им надо: рапс, кукурузу, подсолнух – что ходовое. Если Шеремета и  одалживает людям деньги, то как он это делает? Ты даешь ему пай, который стоит 9 тыс. грн, он занимает тебе эти деньги. Но в конце года тебе зерна не дает» делится сосед Сергей.

Интересно еще одно обстоятельство. В иске, с которым Валентина Слюсар от имени Виктора Шереметы обратилась к Сергею Головашу, сказано, что он о смерти заемщика узнал только в мае 2018 года. Это сугубо юридическая деталь, однако от нее зависит, пропустил ли Шеремета вообще срок обращения в суд.

Соседи покойного Василия Головаша уверены, что это неправда, потому что в небольших Ерковцах новость о чьей-то смерти моментально становится известна всем.

«Это, видимо, ложь. Пусть бог милует – полгода! Вот здесь в селе совсем чужой человек жил – умер, и то об этом знают все. Ну как это – в селе и не знали о Василии?! Это что-то не туда. А рабочих в фермерском хозяйстве Шереметы сколько, и это они бы не знали?» говорит соседка Головашей Мария.

Подтверждает ее слова и сосед Сергей.

«Все село знало! Люди сходились, родня, кумовья были. И с того места, где Василий ранее жил, люди приезжали, и батюшка был, в церкви звонили. Разве не слышно? Здесь умирает, а мы уже знаем и без радио, и без проводов. В курсе дела и Шеремета должен был быть. А говорить, что узнал через полгода, что человека нет, – это абсурд. Некрасиво так говорить», – рассуждает Сергей.

Между тем в Ерковцах, хотя суд находится только на начальном этапе, уже ходят слухи о том, что дом и земля Головаша якобы отошли  Виктору Шеремете.