Степан Кубив

Степан Кубив: отец украинского экономического кризиса

Вытащить Украину из экономической пропасти обещают те, кто сами же её туда и столкнули. 

Три года назад нынешний вице-премьер Степан Кубив возглавлял Национальный банк, и своими действиями запустил механизм падения гривны, что сразу же привело к росту цен, уменьшению покупательской способности украинцев, снижению уровня жизни в стране. Если это было следствие непрофессионализма Кубива, то почему сегодня он занимает второе место в правительстве Гройсмана и отвечает уже за весь экономический блок? Если же это была коррупционная афера, то почему Генпрокуратура прекратила расследование его деятельности? И в любом случае возникает третий вопрос: чем Степан Кубив купил себе прощение и место в команде Петра Порошенко? Разбираться с этими вопросами будет SKELET-info.

Математика и комсомол: главное вовремя перестроится!

Степан Иванович Кубив родился 9 марта 1962 года в селе Победное (ныне – Мшанец) Зборовского района Тернопольской области. О своих родителях он ничего не рассказывал, возможно его происхождение самое заурядное, так сказать крестьянское. В то же время ходили слухи о том, что предки Кубива были крещенными евреями, а в 2014 году некоторые критики новой власти включили Кубива в список «еврейского правительства Украины» (как они называли первый кабинет министров Яценюка). Впрочем, никаких доказательств они не привели.

Природа наградила Степана Кубива двумя талантами: смышленостью и понимаем тайн мира математики. И пока его сверстники крутили волам хвосты, Степан увлеченно делал уроки, расписывая в тетрадках заумные формулы. Благодаря этому, после окончания средней школы он не «загремел» в армию, а поступил в Львовский университет им. Франка на математический факультет. Там Кубив блеснул не только своим математическим талантом: с первого же курса студент-отличник начал брать активное участие в комсомольской работе. Начал с выполнения разных поручений (в набор стандартного «послушничества» комсомольца-активиста входило и некоторое «стукачество» на своих сокурсников), затем стал членом комитета комсомола университета. Судя по всему, в комсомольской работе Кубив усердствовал еще больше, чем в учебе, не забывая при этом налаживать хорошие связи с Львовским горкомом ЛКСМУ и КПУ – поскольку сразу после получения диплома он остался в университете не только аспирантом, но и секретарем комсомольской организации, а также стал членом КПСС. А было это в 1984 году, когда «андроповщина» только что сменилась еще более кратким периодом «черненковщины», и для продвижения карьеры в комсомольских органах нужно было петь дифирамбы партии и марксизму-ленинизму с усердием Паваротти. Что впоследствии еще будут припоминать Кубиву.

Когда в стране задул ветер «перестройки», и наверх стали затаскивать молодые и энергичные кадры, то Степан Кубив тоже оперативно перестроился — как и его коллега, секретарь комсомольской организации Львовского политехнического института (ныне — Национальный университет «Львовская политехника») Александр Шлапак. Да-да, тот самый Шлапак – будущий министр финансов (2014) и глава правления национализированного «Приватбанка» (2016). Во время «перестройки» Шлапак продвигался по карьерной лестнице быстрее Кубива, но неизменно он тащил его за собою. Когда Шлапак был назначен завотделом Львовского обкома ЛКСМУ, то Кубив стал секретарем областного координационного совета Научно-технической творческой молодежи. Когда Шлапак поднялся до первого секретаря Львовского горкома, а потом и до первого секретаря обкома ЛКСМУ, то Кубив стал заведующим отделом научной и студенческой молодежи, а потом завещающим организационным отделом обкома комсомола. Вместе они участвовали в съезда ЛКСМУ, были членами ревизионной комиссии ЦК – и там же близко познакомились с первым секретарем Днепропетровского обкома ЛКСМУ Сергеем Тигипко.

Когда партийно-комсомольское руководство УССР занялось коммерцией, то Кубив и тут быстро сориентировался: в 1990-91 г.г. он возглавлял сектор Львовского областного штаба студенческих отрядов. Практически он заведовал кассой стройотрядов, что стало основой его будущей бизнес-деятельности. И действительно, не успели в Москве разогнать ГКЧП, а в Киеве провозгласить независимость, как Степан Кубив с воодушевлением порвал свои комсомольский и партийный билеты, и вошел в руководство областного молодежного научно-экономического объединения «Студенческий Львов» — созданного на деньги из фондов бывшего обкома и кассы стройотрядов. От студентов там было одно название: эта контора являлась базой для нескольких коммерческих фирм, обеспечивая им льготы для «молодежи и студентов». В 1994-м она преобразовалась в СП «Студенческий Львов», и Степан Кубив стал её директором. Но ненадолго: в том же году он перешел на работу в АО «Западно-Украинский коммерческий банк» (ЗУКБ)

«Кредит» и политика: ловкость рук и нужные связи

«ЗУКБ» возник еще в 1990 году, а тогда первые коммерческие банки создавались на деньги разваливающейся советской системы: ведомств, предприятий, партийных и комсомольских касс, фондов МВД и КГБ. Поэтому вряд ли является совпадением, что бывший заведующий организационным отделом Львовского обкома ЛКСМУ устроился на работу именно в «ЗУКБ».  Начав со скромной должности специалиста планово-экономического отдела, Кубив к концу 90-х стал и.о. председателя правления, а с 2000-го председателем правления АО «ЗУКБ». Чем Степан Кубив и его банк занимались в 90-е, криминальные хроники не сообщают, а вот самое интересное, по данным SKELET-info, началось с 2002 года.

Весной 2002-го «ЗУКБ» увеличил свой уставной капитал с 75,087 до 143,549 миллионов гривен за счет иностранных инвесторов. Главным из них был польский «Kredyt Bank S.A.», созданный также в 1990 году – не исключено, что он был заграничным «братом-близнецом» украинского «ЗУКБ». С 1999 года «Kredyt Bank S.A.» начал постепенно скупать акции «ЗУКБ», кроме того в число миноритарных акционеров вошли британо-европейский ЕБРИ и бельгийский «КВС Bank N.V». Тогда же «ЗУКБ» сменил свое название на АО «Кредит Банк», и активно готовился к полной продаже полякам. А еще через него шло финансирование с Запада политической компании Виктора Ющенко. Подробности этой весьма скандальной истории «канули в Лету» сразу после первого Майдана, когда тщательно подчистили все следы участия западных «институтов демократии» и фондов в подготовке «оранжевой революции». Однако многие еще помнят, что именно это стало причиной первых крупных неприятностей «Кредит Банка», которые обрушились на него со стороны Львовской областной налоговой администрации, возглавляемой Сергеем Медведчуком – братом главы президентской Администрации Виктора Медведчука. Тогда команда Кучмы рубила хвосты украинских и зарубежных спонсоров Ющенко по всей стране, а во Львовской области Виктор Медведчук использовал для этого помощь своего брата-налоговика.

Степан Кубив: отец украинского экономического кризиса

Сергей Медедчук

Поскольку нарушения налогового законодательства присутствовали в работе практически всех крупных предприятий Украины, то налоговикам оставалось только придти и найти их. Вот так в области под их пресс попали Дрогобычевский НПЗ «Галинина» западноукраинского «молочного олигарха» Игоря Еремеева (138 миллионов неуплаченного акциза), предприятие Евгения Червоненко «Орлан-Транс» (неуплата налогов чрез фиктивную убыточность), и «Кредит Банк» Степана Кубива. Последний «влетел» не только с налогами, но и с манипуляциями по реализации залогового имущества, а также отмыванием денег через списание долгов подставных дебиторов.

Непосредственному наезду налоговой тогда подверглась 1-й Львовский филиал «Кредит Банка», возглавляемый Богданом Дубасом – доверенным человеком Степана Кубива. Наезд был спровоцирован тем, что Дубас возглавлял Львовский избирательный штаб «Нашей Украины», а затем и кандидата в президенты Виктора Ющенко — получая прямое финансирование избирательных компаний через свой же банк (с одобрения Кубива). Однако одновременно с этим Дубас был и депутатом Львовского областного совета, и он сумел добиться создания специальной комиссии, которая начала расследование деятельности главы областной налоговой администрации Сергея Медведчука на предмет злоупотребления служебными полномочиями. Помимо этого, Медведчуку, как он заявлял, не раз звонил с угрозами Виктор Ющенко: мол, вот я скоро стану президентом и разберусь с тобою! Свою роль сыграло и то, что в 2004 году «Kredyt Bank S.A.» владел уже 66,65% акций «Кредит Банка», и готовился продать их крупнейшему польскому «PKO Bank Polski». В связи с этим Леониду Кучме с просьбами «прекратить травлю иностранных инвесторов» обращался не только Виктор Ющенко и люди из его окружения, но и представители польского правительства. Благодаря такой мощной обороне «Кредит Банк» сумел отбить атаки даже всемогущих Медведчуков и продержаться до конца 2004 года – ну а после Майдана все обвинения в адрес банка были сняты. Более того, новый президент отблагодарил своих помощников: Богдан Дубас был назначен председателем Государственного ипотечного учреждения, а затем советников главы Секретариата президента, а Степан Кубив поставил своих людей в руководство налоговой службы Львовской области. Однако прошло несколько лет, и банк Степана Кубива вновь «прославился» на всю страну.

Степан Кубив: отец украинского экономического кризиса Кредобанк

С 2005-м «Кредит Банк» принадлежал уже «PKO Bank Polski», постепенно скупившем 98% его акций, и вновь сменил своё название на «Кредобанк». При этом сделка предусматривала продолжение контракта руководства банка во главе со Степаном Кубивом – каким-то образом поляков убедили в том, что замену этим «профессионалам» найти невозможно. Кстати, подобную сделку в 2007-м заключил со шведскими покупателями своего «ТАС‑Комерцбанк» Сергей Тигипко. Что ж, в «PKO Bank Polski» согласились и… скоро сильно пожалили об этом (как и шведы о Тигипко). Поскольку «профессионалы» Кубива довели «Кредобанк» до убытков и разорения, причем случилось это в 2008 году еще до начала мирового финансового кризиса. Основной причиной, по версии польских СМИ, было то, что Степан Кубив активно плодил т.н. «проблемные кредиты» — возможно, воплощая некую аферу. Прикрытием которой была «слабая взаимосвязь» между главным офисом и отделения банка – то есть эти «проблемные кредиты» готовились списать на «стрелочников», управляющих отделениями «Кредобанка», которые, мол, оказались непрофессионалами. И действительно, структура банка пошла вразнос, а работа главного офиса и отделений часто держались на личных отношениях Кубива с подчиненными.

«Самой крупной ошибкой польского «PRO BP» была передача управления «Кредобанком» местному менеджменту, над которым он утратил контроль. В банке царит балаган, «Кредобанк» перестал быть управляемым», — сообщил тогда СМИ анонимный источник из самого «Кредобанка». Начиная с марта 2008-го банк перестал приносить прибыли своим польским владельцам, в мае того же года он начал распродажу принадлежавшей ему недвижимости и сократил около 20 отделений с полным увольнением их работников – при этом на улицу выставляли даже инвалидов, что противоречило трудовому законодательству. В апреле 2008-го киевский офис «Кредобанка» штурмом взяла налоговая полиция: по заявлениям её представителей, отделение банка была превращено в конвертационный центр, работавший с мошенниками из Житомирской области – которым банк выдал в общей сложности более 80 миллионов гривен наличными. И хотя налоговая не предъявляла каких-то обвинения самому Кубиву, он бросился защищать своих людей. Тогда Кубив решительно заявлял, что действия налоговиков незаконны – и засыпал жалобами на них президента, премьер-министра, Нацбанк и парламентский комитет по вопросам финансовой деятельности. Интересно, что с того момента Степан Кубив стал непримиримым врагом налоговой полиции – и вот летом 2016-го, уже будучи первым вице-премьером, он категорически выступал за упразднение этой службы.

Степан Кубив: отец украинского экономического кризиса

Степан Кубив

Несмотря на все попытки Кубива представить проблемы «Кредобанка» временными или происками врагов, ситуация в нем ухудшалась день ото дня. После августа 2008 стало понятно, что банк нуждается в срочном оздоровлении, начать которое необходимо со смены его руководство. Впрочем, Кубив и сам перестал цепляться за своё место, и у него на то были веские причины. Во-первых, Кубив уже не мог далее так свободно манипулировать финансами «Кредобанка», он попал под строгий аудит польских владельцев банка. Во-вторых, с началом мирового кризиса, провалилась затея Кубива набрать кредитов у европейских банков. В-третьих, так как это был не личный банк Кубива, он не мог выводить из него в оффшоры конвертированные в доллары деньги вкладчиков и рефинансирование Нацбанка —  чем в конце 2008 года активно занимались многие украинские олигархи, имевшие собственные кэптивные банки.

Майдан и кредиты: танцуют все!

Профессионализм банкира Кубива в 2008 году оказался никому не нужным, равно как и в 2009-м. Всё, что он смог – это устроится доцентом на кафедру маркетинга и логистики «Львовской политехники». Но вот в 2010 году его пригласили в наблюдательный совет небольшого банка «Львов» — тоже открытого еще в 1990-м году, а в 2006-м проданного исландскому инвестору Маргеиру Петурсону. И в том же 2010-м Степан Кубив сменил свою политическую ориентацию: бросил развалившуюся «Нашу Украину» и возглавил львовское отделение «Фронта Перемен» Арсения Яценюка — с которым был знаком еще с конца 90-х, когда тот работал в банке «Аваль». По квоте «Фронта», шедшего на парламентские выборы 2012 года вместе с «Батькивщиной», Степан Кубив получил в списке БЮТ проходное место №23. И, видимо не имея иных занятий, активно влился в публичную политическую деятельность, перестроился в уличного оратора, и уже в 2012 году призывал украинцев бороться с «внутренней оккупацией». Впрочем, не все львовяне верили бывшему комсомольскому деятелю.

Вжившись в новую роль, Кубив смог неплохо реализовать себя во время второго Майдана. Вместе со своим коллегой-депутатом Андреем Парубием они стали двумя главными комендантами Майдана. Точнее, Кубив стал комендантом захваченного протестующими столичного Дома Профсоюзов (сразу сообразив взять его у Федерации Профсоюзов в аренду, где, поговаривают, «образовалось» немало трупов из состава «Беркута» и других правоохранителей, которые потом удивительным образом исчезли), а Парубий – комендантом палаточного городка. Помимо них на Майдане было еще с полдюжины комендантов: «свободовцы» Михаил Блавацкий (известен во Львове как криминальный авторитет Миша-Брокер), Руслан Андрийко, Евгений Карась и Эдуард Леонов, «ударовец» Сергей Аверченко, Николай Катеренчук. Основная деятельность Степана Кубива заключалась в толкании речей в перерывах между «кормлениями» протестующих: он взял на себя функции организатора питания и прочего снабжения, отчитываясь о закупках колоссального числа продуктов и одноразовой посуды. Однако имеется информация, что Кубиву (как и Парубию) предъявляли обвинения в хищении и растрате средств из «кассы Майдана» (удивительно, а откуда же эта касса формировалась? Имеет ли к ней причастность Госдеп США?).

Сформированное в конце февраля 2014 года новое правительство так быстро скомпрометировало себя, что многих его бывших членов потом таскали на допросы в Генпрокуратуру. И едва ли не больше всего бед натворил там новый глава Нацбанка Степан Кубив. Почему этот ответственный пост был предложен именно ему, банкиру с сомнительным прошлым и неважной репутацией, до сих пор является тайной закулисных договоренностей вождей и спонсоров (опять США?) второго Майдана. Но интересны два факта: во-первых, Стапан Кубив начал работу в паре со своим старым другом по ЛКСМУ Александром Шлапаком, назначенным министром финансов. А во-вторых, Кубив невероятно быстро освоился на новой должности, словно заранее знал, что от него потребуется и что нужно делать. А потребовалось от него устроить колоссальное рефинансирование украинских банков.

Вопросами украинского финансового сектора Кубив занялся еще 20 февраля 2014 года, когда он, спрятавшись за стенами Дома Профсоюзов от стрельбы и дыма, увлеченно изучал котировки украинских евробондов и начал вещать в Фейсбуке о скором дефолте украинской экономики. Понятно, что такая информация лишь еще больше беспокоила вкладчиков украинских банков, которые бежали снимать свои вклады и скупать «зелень»: к моменту падения Януковича доллар стоил на Межбанке уже 9,1. Казалось вполне разумным, что новое правительство Яценюка решило помочь украинскому банковскому сектору. Однако вряд ли оно не было в курсе, что большинство украинских банков, в том числе принадлежавшие лидерам и финансистам Майдана, начали грандиозную аферу: они выводили капиталы банков в виде кредитов собственным или подставным фирмам, скупали на эти деньги валюту, и переправляли её за границу.

Позднее Степана Кубива обвинят в том, что он, владея пока еще конфиденциальной информацией о требовании МВФ «отпустить» гривну (прекратить поддерживать её за счет золотовалютных резервов), то есть понимая последствия этого шага, решил сделать подарок своему давнему знакомому (и, возможно, деловому партнеру) Николаю Лагуну, владельцу «Дельта Банка», и еще нескольким знакомым банкирам. Кубив предложил им первыми взять огромный кредит рефинансирования от Нацбанка (более 4 миллиардов гривен) под 12,61% годовых, поведав, что в ближайшем будущем ожидается скорое падение гривны: это означало не только что инфляция спишет долги, но и возможность «заработать» спекуляциями на валютном рынке, используя средства рефинансирования как свободный капитал. А за это, по информации Генпрокуратуры, он возжелал себе откат в размере 25% от суммы рефинансирования (миллиард гривен).

Одновременно с этим, в феврале-марте 2014 года Степан Кубив совершил еще два деяния, имевших фатальное последствие для украинской экономики: он включил печатный станок (только за последнюю неделю февраля эмиссия превысила 5 миллиардов гривен), и он прекратил операции РЕПО — то есть рефинансирование банков ценными бумагами с обязательством их обратного выкупа. Последнее вообще не было никем замечено (мало кто интересовался подробностями банковского бизнеса), а ведь прекращение операций РЕПО было настоящей бомбой, взорвавшей финансовый сектор. Дело в том, что банки не могли красть (превращать в кредиты и выводить из банков) эти ценные бумаги, в отличие от денежного рефинансирования, которыми их начали щедро одаривать НБУ (Кубив) и Минфин (Шлапак) с благословения премьера Яценюка.

Кубив

Объемы рефинансирования украинских банков к 7 апреля 2014 года

Тем временем гривна на Межбанке начала стремительно падать (до 11,7 за доллар к 8 апреля), но Степан Кубив списывал это все на пресловутых спекулянтов. Глава НБУ откровенно врал журналистам и согражданам, поскольку прекрасно знал, что уличные спекулянты не контролируют и 5% валютного рынка Украины, а доля всего населения в валютных операциях (в отделениях банков, обменных пунктах и у «менял) не превышает 15%. Остальные 85% валюты оптом скупали и выводили из страны банки и крупные предприятия.

А поток рефинансирования все возрастал: к моменту увольнения Степана Кубива (19 июня 2014 года) НБУ раздал банкам 101,279 миллиардов гривен, из них 30 миллиардов получил «Ощадбанк», остальное – коммерческие банки.  При этом лидерами по числу полученных денег были: «Приватбанк» (более 20,5 миллиардов), «Дельта Банк» (более 9,5 миллиардов), «Укрэксимбанк» (7,6 миллиардов), «Надра» (около 4 миллиардов), «Брокбизнесбанк» Сергея Курченко (около 2 миллиардов). «Суммы там колоссальные. Больше всех загребли банки, связанные с американским подсолнечным концерном и губернатором одной из областей», — сообщил тогда прессе источник из НБУ. Тем временем доллар на межбанке покупали уже по 12, а кинутые клиенты банков, которые не могли рассчитаться по ранее взятым валютным кредитам, устраивали протесты и требовали отставки Кубива. Так начинался многомесячный «кредитный майдан», который будет разогнан Нацгвардией в феврале 2015 года.

Последствия этого горе-рефинансирования были катастрофическими: национальная валюта упала на 30%, цены на потребительские товары возросли в полтора раза, подорожало топливо — что почти сорвало посевную компанию и поставило мелких и средних сельхозпроизводителей в кабалу, рухнул рынок недвижимости. Украина, ведомая под руки Яценюком и Кубивом, бодро шагнула в новый кризис – продолжающийся до сих пор. Кстати, сей труд Степана Кубива по развалу украинской экономики обходился государству ежемесячно в 165-200 тысяч гривен – именно столько он поучал (с премиями, командировочными и индексацией) на посту главу НБУ.

Девочки и доченьки: гулять, так гулять!

18 июня 2014 года в отставку был отправлен генеральный прокурор Игорь Махницкий. В это же день Степан Кубив написал добровольное заявление о своем уходе с поста главы Нацбанка, которое будет удовлетворено на следующий день – только сам Кубив узнает об этом лишь к вечеру, проснувшись с большого бодуна. Бывшие «прокурор Майдана» и «комендант Майдана» решили отметить свою отставку вместе, но не запивать тоску «горькой» где-то в баре, а устроив грандиозную гулянку в ресторане. Было в этом что-то символичное: эск-глава Нацбанка, надувший страну на десятки миллиардов и ввергнувший её в кризис, и экс-генпрокурор, который не ловил преступников, а закрывал и разваливал дела за взятки, вместе праздновали окончание своих успешных дел.

Как узнал SKELET-info, Кубив и Махницкий сняли отдельный домик с сауной в загородном ресторанном комплексе «Лесная», и заказали себе обильный стол с деликатесами и очень дорогим алкоголем, а также целый микроавтобус «девочек» — то есть проституток. Как сообщали очевидцы, «отдых» продолжался до утра и закончился громким скандалом — дракой «мордатого мужика» (Кубива) с одной из проституток – которая якобы украла у него 30 тысяч евро наличными. После того как их разняли, «девочки» ретировались, а Кубив и Махницкий продолжили свою затянувшуюся вечеринку.

Этот случай заставил тогда журналистов вспомнить аналогичную историю, происшедшую 19 сентября 2013 года, когда Степан Кубив и его старинный приятель Олег Канивец (тоже депутат оппозиционной фракции БЮТ) «нажрались» в сигарном клубе «Carteblanche», после чего в пьяном виде пытались пройти в Управление государственного казначейства (интересно, зачем?). Охрана преградила им путь, нардепы-оппозиционеры воспылали гневом на «псов режима» и начали, было, орать что они неприкасаемые народные избранники, но тут… Олега Канивца вырвало выпитым и съеденным ранее прямо на проходной Госказначейства. На свою беду один из охранников хотел то ли помочь ему, то ли вывести на улицу, коснулся «священного тела» — и получил сокрушительный хук в челюсть, тут же потеряв сознание (позднее его забрал реанимобиль). Тем не менее, оставшиеся силы охраны Госказначейства выдержали новую атаку нардепов-оппозиционеров. Не добившись желаемого, те… помочились на вход в Госказначейтсво и, обнявшись, пошли бороться с режимом в другое место.

Кстати интересно, что всего за месяц до этого происшествия, 19 августа 2013 года, Степан Кубив участвовал в стычке оппозиции с Беркутом» под стенами Киевсовета (тоже пытаясь прорваться в здание), в ходе чего, по его же словам, получил перелом ребра, отбитие печени и травму позвоночника. Он был госпитализирован, давал интервью с больничной койки, а его соратники кричали о «новом преступлении режима» …

После той шумной гулянки с «девочками» Степан Кубив на пару месяцев пропал из поля зрения SKELET-info – говорили даже, что он подался в бега. Как потом оказалось, это было не далеко от правды: Кубив действительно был за границей, ездил в Ниццу, но не поправлять пошатнувшееся здоровье, а приобретать недвижимость. Кроме того, он мог навещать в Торонто (Канада) свою дочь Ульяну, которая осталась там жить еще в 2009 году, после окончания New College  University of Toronto. В 2010 она работала в кредитном союзе «Будучність» (рассчитан на работу с украинской диаспорой), в 2011-2012 стала совладелицей магазина «V&U Very Unique Gifts», а в 2014-м поступила на работу в компанию «MEEST Corporation». За какие деньги столько благости для девочки-дочки известного украинского банкира – пусть думает читатель.

23 августа 2014 года Степан Кубив был задержан в элитном санатории «Буковель», где он отдыхал (по информации SKELET-info — опять с девочками). Но после нескольких бесед в Генпрокуратуре, Степан Иванович вновь преобразился: он пошел на выборы по списку Блока Порошенко «Солидарность» (№59), и стал не только народным депутатом, но и представителем президента в Верховной Раде (с 15 января 2015 года). А 14 апреля 2016 года Степан Кубив получил кресло №2 в новом правительстве Владимира Гройсмана, и стал первым вице-премьером Украины.

Степан Кубив: отец украинского экономического кризиса

Можно лишь гадать, что мог предложить или хотя бы пообещать президенту этот, мягко говоря, наихудший глава НБУ в истории Украины, чтобы не только уйти от уголовной ответственности за многомиллиардную коррупцию, но и занять высокое место в команде Петра Порошенко. Вот только не стоит забывать, что для «винницких» он всё равно останется чужаком, которым можно пожертвовать в экстренном случае. Что ж, тогда не исключено, что скоро фамилия Кубива может стать следующей в ряду таких коррупционных сенсаций, как дело давно сбежавшего Александра Онищенко или недавно арестованного Романа Насирова.

По материалам kompromat1.info