Павел Фукс, Масуд Абдулхафид, «черное» золото и темные дела

6 июля 2016 года в модном курортном городке Сен-Жан-Кап-Ферра на Лазурном берегу Франции состоялась свадьба дочери олигарха Павла Фукса 21-летней Анастасии и представителя известной ливийской династии Масуда Абделхафида.Об этом информирует AFERIST.ORG со ссылкой на obozrevatel.com

На свадьбу из России и Украины приехало немало знаменитостей. Игорь Крутой с женой, дочерьми и зятем, Галина Юдашкина, диетолог Ирина Почитаева, мэр Харькова Геннадий Кернес. Вел это роскошное действо телекумир российских домохозяек Андрей Малахов.

Вот как падкая до светских новостей желтая пресса описывали эту свадьбу: «В белоснежном платье от французского бренда «Zuhair Murad» стоимостью от 5 тысяч долларов Анастасия проследовала к алтарю, держа под руку своего 44-летнего отца Павла Фукса. На пальце у невесты сверкал крупный бриллиант в несколько карат. Гостей торжества угощали изысканными блюдами европейской кухни и элитными алкогольными напитками. Трёхметровый свадебный торт с вращающимися фигурками влюблённых приготовил звёздный кондитер Ренат Агзамов. Кульминацией вечера стал праздничный салют, которым гости наслаждались на французском побережье».

Поедая праздничный пирог от звездного кондитера, гости, конечно, перешептывались. Что за странный выбор сделала невеста? Нет, конечно, этот ливийский молодой человек совсем недурен собой. Но идти с ним под венец… Чужая культура, другой язык. Что между ними общего? О чем будут говорить, оставшись наедине? Что вспоминать? Над чем смеяться? А ведь совсем недавно у Насти был жених. Молодой предприниматель Марк Исаков. Они встречались почти два года, и дело шло к свадьбе. И вдруг… Надо же!

Самые близкие гости, конечно, осторожно, чтобы не обидеть, задавали эти вопросы счастливым родителям. Но те лишь улыбались и разводили руками. Дескать, ох уж эта современная молодежь! Кто же их поймет? Делают что считают нужным, совершенно не считаясь с родителями. Так говорила Татьяна Фукс. А Павел Фукс ей поддакивал. Не станет же он объяснять докучливым гостям, что сам был инициатором этого союза и использовал весь свой отцовский авторитет, чтобы убедить дочь согласиться на брак с Масудом Абделхафидом.

Для того чтобы понять причины, побудившие Павла Фукса уговаривать дочь пойти под венец с ливийским «джигитом», следует оставить свадьбу на Лазурном берегу и обратиться к истории Ливии.

В этом расположенном в северной Африке арабском государстве в начале 2011 года начались народные волнения, переросшие в полноценную гражданскую войну. Война закончилась 20 октября 2011 года зверским убийством многолетнего правителя Ливии полковника Муаммара Каддафи. Власть взял Переходный национальный совет, в состав которого вошли представители почти всех этнических групп и кланов Ливии. А сторонники и приближенные Каддафи, бойцы его личной гвардии и батальонов, сохранивших верность полковнику, — бросились бежать. Среди бегущих был и Масуд Абделхафид. Нет, нет, не жених Анастасии Фукс, которого мы оставили на роскошной свадьбе, а его дед. Бывший министр внутренних дел Великой социалистической народной ливийской арабской Джамахирии. Один из наиболее приближенных к Муаммару Каддафи царедворцев, которого называли «ходячей энциклопедий главы Ливии».

Многие приближенные к диктатору чиновники либо переметнулись на сторону оппозиционеров, либо погибли. С Масудом Абделхафидом не случилось ни того, ни другого. Он оказался человеком дальновидным. Заблаговременно отправил детей и внуков, в том числе Масуда-младшего и его брата Ахмеда, в Европу. Дал денег на дорогу. Так, чтобы хватило и на покупку домов, и на открытие бизнеса. А сам остался с диктатором. Но поездки в последний оплот Каддафи — город Сирт, избежал. Под благовидным предлогом остался в Триполи. И когда услышал о гибели полковника, сумел уйти. В Каир. Там он прожил еще четыре года и скончался от тяжелой болезни.

Туда же, в Каир, сбежали многие бойцы личной гвардии Муаммара Каддафи. Но делать в Египте им было нечего. Не ремесла же изучать. И они отправились дальше — в Сирию и Ирак. А там присягнули набиравшему силу «Исламскому государству», создав отдельную бригаду «Баттар», воевавшую в Ираке.

В начале 2014 года, когда дела исламистов в Ираке и Сирии пошли хуже, 300 бойцов бригады «Баттар» вернулись в Ливию. Революционный пыл оппозиционеров к тому времени поутих. Единство тоже рухнуло. Различные кланы и группировки бились между собой за «хлебные» месторождения нефти. Единое руководство страной так и не было создано, как и единая армия. Три сотни хорошо вооруженных и обученных баттаровцев «Исламского государства» почувствовали, что они могут не только отомстить ненавистным оппозиционерам, но и сами стать полноценными хозяевами Ливии.

Без особого труда они захватили участок территории в пустыне и установили там свои законы. Отправили гонцов в Ирак и вскоре оттуда на подмогу прибыли еще 7 сотен боевиков «Исламского государства». Провели местный набор, и число штыков увеличилось до 3 тысяч. С таким отрядом можно было замахиваться на захват не только участков в пустыне, но и населенных пунктов. И пошло-поехало.

Через несколько месяцев «Исламскому государству» принадлежали огромные территории в Ливии. А главное — нефтяные поля и месторождения. Вот он, источник настоящего богатства. Тем более что боевикам из бригады «Баттар» не было никакого дела до мировых цен на нефть. Они были готовы продавать свое черное золото по дешевке. Но как? И кому?

Сложилась парадоксальная ситуация, описанная Леонидом Филатовым в его «Сказе о Федоте-стрельце удалом молодце»: «Есть еда, да нечем кушать. Есть скамья, да нечем сесть». Боевики «Исламского государства» обладали несметными богатствами и не могли их реализовать.

Впрочем, такая ситуация продолжалась недолго. Командиры исламистов были люди неглупые и прекрасно понимали, что с ними — бородатыми и страшными (иными они быть не могли, чтобы держать в страхе врагов и подчиненных) — никто из серьезных деловых людей ни разговаривать, ни заключать контракты не станет. Значит, нужны посредники в Европе. Одетые в костюмы из чистой английской шерсти, гладко бритые и пахнущие дорогими одеколонами. Исламисты начали прикидывать, кто может им помочь в налаживании поставок нефти в Европу и за ее пределы. Имена членов семьи Абделхафид всплыли почти сразу. Масуда-старшего, правую руку Муаммара Каддафи, многие помнили и уважали. А его внуки живут в Лондоне. По-арабски почти не говорят, стали совсем англичанами, нстоящими британскими бизнесменами. Неужели не помогут соплеменникам и соратникам их героического деда?

Внуки Мусада Абделхафида к тому времени уже вполне обжились в Лондоне и даже завели бизнес — продавали элитное жилье. Миллионов на этом, конечно, не сделаешь, но прожить можно. А тут к ним является посланник из далекой Ливии и предлагает заняться нефтью. Поразмыслив, браться согласились. Вернее, согласился Ахмед. Он принял решение: Масуд продолжит заниматься продажей жилья, а он возьмется за нефтяные поставки. Дело это, конечно, нелегкое. Нет, найти бизнесменов, готовых покупать по бросовым ценам черное золото, несложно. Но как перевезти нефть, добываемую ненавистным всему миру «Исламским государством», через Средиземное море? Под неусыпным оком всех спецслужб Европы и разведки Шестого флота США? Решение этой задачи предстояло найти Ахмеду Абделхафиду.

А теперь вернемся на веселую свадьбу на роскошной вилле в городке Сен-Жан-Кап-Ферра. И попытаемся вместо отца невесты ответить на вопрос — как же так получилось, что Анастасия отвернулась от Марка Исакова и соединила свою жизнь с ливийским красавцем?

Можно предположить, что впервые Настя рассказала родителям о знакомстве с ливийцем как о забавном происшествии. И вероятно, ни Татьяна, ни Павел Фукс не обратили на рассказ дочери ни малейшего внимания. Мало ли где тусуется молодежь в огромном Лондоне и с кем знакомится.

Но как-то Анастасия пришла домой и спросила у папы, может ли он помочь ее арабскому приятелю с арендой российских танкеров? Павел Фукс удивился: зачем молодому бизнесмену, занимающемуся элитной недвижимостью, танкеры? Анастасия ответа на этот вопрос не знала, и Павел Фукс попросил организовать встречу с Масудом.

Эта встреча состоялась в лондонской гостинице «Ham Yard». Опытный Павел Фукс сразу сообразил, чью нефть собирается перевозить его будущий зять. В его голове мгновенно закрутилась схема, в финале которой замаячил счет в офшорной зоне, на котором лежит сумма с девятью нулями. А может быть, кто знает, и с десятью.

Он покупает по дешевке нефть у «Исламского государства», выдает ее за нефть, добытую на месторождениях подконтрольного Кремлю полевого командира Халифы Хафтара, и продает в Европе по рыночным ценам.

Разница на каждом барреле составит… А если это умножить на количество тонн, о которых рассказывает Масуд Абделхафид, то… Как говорил незабвенный Аркадий Райкин, «сумасшедшие деньги получаются».

Павел Фукс немедленного согласия помочь с арендой танкеров и войти в бизнес молодого человека, его удерживало только одно. Опасение, что его кинут. Воспользуются его связями. Наладят поставки. Заключат договоры. И вежливо укажут на дверь «русскому бизнесмену», который явно станет лишним в этой схеме. И вместо суммы с десятью нулями ему придется довольствоваться какой-то жалкой парой-тройкой миллионов долларов.

Бизнесмен, кинувший в своей жизни так много людей и компаний, прекрасно знал, как это делается. И осознавал, что от такого «кидка» его не защитят никакие организованные преступные группировки. Не потянут все эти «подольские», «лужниковские» и «измайловские», насчитывающие в лучшем случае пару сотен бойцов против тысяч хорошо вооруженных и подготовленных боевиков, готовых грабить, насиловать и зверски убивать и соплеменников, и чужаков, в том числе женщин и детей.

Значит, ввязываться в этот бизнес нельзя. А как же сумма с девятью нулями? Что же делать? Что делать? И тут в воспаленном мозгу Павла Фукса, вероятно, мелькнула идея. Этого парня надо привязать к себе. Такими крепкими узами, чтобы он даже не мог помыслить о «кидке». А какие это могут быть узы? Разумеется, семейные.

В тот вечер Анастасия Фукс впервые услышала, что ради огромных прибылей ей придется расстаться с Марком Исаковым и выйти замуж за Масуда Абделхафида.

Павла Фукса нисколько не смущал тот факт, что он собирается своей деятельностью поддержать нелюдей, совершающих массовые убийства, грабящих целые страны и обращающих в рабство целые народы. Его не смущало, что он будет обогащать людей, ненавидящих и его страну — Россию, и его единоплеменников — евреев.

Впрочем, с единоплеменниками Павел Фукс разобрался просто и быстро. Когда Масуд Абдулхафид узнал, что ему во имя бизнеса придется стать мужем Анастасии, он задал ей единственный вопрос: «Есть ли у тебя в роду евреи?». Растерянная Анастасия не знала, что сказать, и пообещала спросить у папы.

И спросила. В тот же вечер. «Евреи? Какие евреи? Что за глупости? Откуда у тебя в роду могут быть евреи?» — ответил ей сын Якова и Беллы Фукс. Об этом и известили жениха, который иных препятствий к браку не видел. Впрочем, объявив себя «не иудеем», Павел Фукс не так уж и соврал. Незадолго до этого постыдного эпизода он отказался от веры своих предков и стал христианином. Он вообще всю жизнь чрезвычайно легко отказывался от партнеров, веры, друзей…

Организовать перевозку в Европу нефти «Исламского государства» оказалось сложнее, чем предполагалось. Маршрут был проложен по кратчайшему пути — через Мальту и Италию. Но тамошние чиновники оказались вовсе не дураками и не были склонны верить состряпанным документам, подтверждающим легальность перевозимой нефти. Тем более что Европа вовсе не считала генерала Халифу Хафтара законным представителем Ливии. Но нет таких препятствий, которые не смог бы преодолеть Павел Фукс на пути к девятизначному счету в офшорной зоне.

Как ему удалось убедить власти Мальты и Италии принимать танкеры из Ливии, остается загадкой. По большому счету, расследовать это должны не журналисты, а спецслужбы. И когда-нибудь они обязательно дадут ответ на этот вопрос. Известен только такой эпизод. Когда поставки черного золота начались, к Павлу обратился его зять Масуд Абделхафид. Он сообщил, что небольшая бандитская группировка, еще не примкнувшая к «Исламскому государству», взяла в плен пять украинцев и предлагает выкупить их за 10 тонн нефти. Павел Фукс ответил: «Нефти у меня на всех не хватит». И добавил: «Не надо было им попадаться в плен».

Кстати, именно этим делом — выяснением причастности итальянских и мальтийских политиков к схеме переброски нефти «Исламского государства» в Европу — занималась журналистка Дафна Каруана Галиция, убитая на Мальте 16 октября 2017 года в результате взрыва бомбы, прикрепленной к днищу ее машины. Расследование этого убийства продолжается, и, будем надеяться, виновные в его организации будут найдены и правда о перевозках нефти «Исламского государства» станет известна всему миру.

Пока же будем довольствоваться тем, что мы знаем ответ на вопрос: кто же финансировал «Исламское государство», кто помогал исламистам перевозить и продавать нефть, зарабатывая на этом сотни миллионов долларов. Мы это знаем. Во всяком случае о том, что касается ливийской группировки — бригады «Баттар», еще не разбитой и не ослабленной, в отличие от сирийских и иракских подразделений.