Виталий Орлов

Новый миллиардер России. Кто он и как разбогател?

Как санкции помогли рыбаку из Мурманска попасть в список богатейших людей планеты.

В России появился новый долларовый миллиардер — глава рыбодобывающего «Норебо холдинг» Виталий Орлов. Его состояние Bloomberg оценил в миллиард долларов. Ни в одном рейтинге богатейших бизнесменов России фамилия Орлова ранее не значилась.

Виталий Орлов, владелец крупнейшего рыболовецкого холдинга в России, оказался в поле зрения деловых СМИ лишь несколько лет назад. «По своему складу я непубличный человек и предпочитаю сосредотачиваться на работе», — объяснял Орлов в своем первом интервью, опубликованном в «Коммерсанте» в 2015 году.

Орлов родился в 1965 году в Мурманске, в 1991 году окончил Мурманское высшее инженерное морское училище по специальности «судовождение». Сначала будущий миллиардер работал на флоте, затем — в бассейновом объединении «Севрыба».

В 1993 году Магнус Рот, бывший шведский морской офицер, нанял Орлова на работу в шведскую компанию Scansea, занимавшуюся торговлей недорогой рыбой — треской, пикшей и кальмаром — с российскими предприятиями. Scansea стала первой иностранной компанией, открывшей в 1991 году офис в Мурманске. «В мои обязанности входило искать контракты с поставщиками, обеспечивать поставки продукции для дальнейшей реализации», — рассказывал Орлов, признаваясь, что в работе ему пригодился английский, который он хорошо знал после училища.

Четыре года спустя Рот с Орловым, который к тому моменту переехал в норвежский Дробак, учредили новую компанию — Ocean Trawlers. Изначально ставку сделали на продажу российским рыбакам подержанных норвежских судов. Как признавался Рот, «хотелось не только покупать и продавать, но и расширять бизнес, строить фундамент для будущего».

Каждому владельцу принадлежало по 50% акций компании. Рот в компании руководил продажами и отвечал за переговоры с иностранными банками, Орлов развивал сотрудничество с российскими рыбодобытчиками.

Параллельно с продажей судов Ocean Trawlers занималась продажей трески и пикши, приобретаемой у российских поставщиков и к 2001 году стала крупнейшим продавцом трески в Норвегии.

В 1998 году к основателям Ocean Trawlers присоединился знакомый Орлова, Александр Тугушев, также окончивший мурманскую мореходку. Рот, Орлов и Магнус создали холдинг «Карат», где каждому приналдежало по 33% акций. Ocean Trawlers стала частью нового холдинга. «Мы были одержимы идеей создания крупнейшей в мире рыболовной компании», — рассказывал Тугушев в интервью Bloomberg. В 2001 году он вышел из бизнеса и ушел в политку — через два года стал заместителем главы Росрыболовства, а еще через год его обвинили в мошенничестве — в 2007 году Тугушев получил шесть лет колонии.

Одновременно с делом против партнера, в 2004 году у Ocean Trawlers возникли проблемы с проверяющими органами Норвегии. Орлов в интервью связывал их с тем, что компания стала угрозой рыбопереработке Норвегии. «Мы в Норвегии лишили работы значительное количество фабрик на севере страны, когда российские поставщики продукции ушли от поставок сырья по дешевой цене на норвежские рыбоперерабатывающие предприятия и начали выпускать готовую продукцию на борту судов», — рассказывал миллиардер.

Из-за сложностей с властями Норвегии и репутационных рисков, связанных с арестом Тугушева, Орлов с Ротом перевели бизнес в Гонконг. Как рассказывал Рот журналу Norsk Fiskerinaering, к 2010 году Ocean Trawlers стала крупнейшим поставщиком трески и пикши в Баренцевом море. «Каждый пятый кусок жареной трески или пикши, который ест британец, поставляет наша компания», — говорил он.

Выйдя на свободу в 2009 году, Тугушев вернулся в «Карат» на должность вице-президента и попытался снова стать акционером. В конце 2016 года он был помещен под домашний арест: его обвинили в вымогательстве 33% акций «Карата» у Орлова.

Еще в начале 2010-х годов «Карат» приступил к активной скупке акций рыбопромысловых предприятий (в их числе — «Мурманский траловый флот», камчатский «Акрос», ЗАО «Ролиз», ЗАО «Сахалин лизинг»). Основным кредитором всех сделок, по словам Орлова, стал Сбербанк. После скупки активов в 2013 году головной компанией группы стал российский «Норебо холдинг», в котором Орлов получил 67%, его шведский партнер Рот — 33%.

В мае 2016 года Орлов стал единственным владельцем холдинга, выкупив акции Рота. Сумма сделки не раскрывалась. Собеседники «Ведомостей» предполагали, что продажа доли может быть связана с запретом на участие иностранцев в капитале рыбодобывающих компаний. Газета пишет, что у Орлова ранее было норвежское гражданство, но в 2014 году он от него избавился.

Сейчас, по оценке Bloomberg, «Норебо холдинг» производит 11% всей рыбной продукции в России. Агентство отмечает, что санкции и контрсанкции пошли компании на пользу, поскольку вызвали всплеск потребления на внутреннем рынке, а ограничения Евросоюза и США не коснулись пищевой индустрии.

Bloomberg указывает, что прибыльности «Норебо» в значительной степени способствует то, что операционные расходы холдинг осуществляет в рублях, а прибыль от экспорта — в иностранной валюте. Доля экспорта в «Норебо» оценивается в 60%. Продукция «Карата» представлена на всех ключевых рыбных рынках, в том числе в США, Великобритании, Европе, России и Китае.

Участники рыбодобывающего рынка называют Орлова владельцем самых больших в стране объемов квот на вылов минтая, сельди и трески. По подсчетам «Коммерсанта», его предприятиям принадлежит 15% квоты на ловлю этих видов рыбы. «Ведомости» оценивают выручку компании Орлова в 500-600 миллионов долларов, а саму ее в миллиард долларов. Сам Орлов отметил в интервью Bloomberg, что его реальная оценка компании «гораздо скромнее».

«Я никогда не мог представить, что смогу построить такую гигантсткую компанию, — добавляет Орлов, — Теперь мы хотим присутствовать везде, где есть наши конечные потребители — торговые сети, производители продуктов. Мы видим потенциал».

По материалам kompromat1.info