Маньяк

«Маньяк заманил мою дочь к себе домой, изнасиловал и выбросил из окна третьего этажа»

Приморский суд Одессы продлил срок содержания под стражей 36-летнему Эдуарду Панченко, бывшему милиционеру, обвиняемому в изнасиловании и попытке убийства.

Историям о милиционерах-насильниках, к сожалению, удивляться уже не приходится. Но от того, с какой жестокостью порой действуют правоохранители, стынет кровь в жилах. Чего только стоит преступление во Врадиевке, где трое милиционеров схватили прохожую, вывезли в лесопосадку, изнасиловали и, избив до полусмерти, бросили умирать. Или «дело Беликова», когда участковые пытали и насиловали резиновой дубинкой мужчину только за то, что он пил пиво на улице.

Одно из самых громких уголовных производств, которое расследуется на сегодняшний день в суде, — это «дело Панченко», бывшего милиционера, оказавшегося серийным насильником. Свой излюбленный сценарий он повторял из года в год: знакомился с девушкой, втирался в доверие, угощал в ресторане, заманивал к себе домой, где раздевал догола, заставлял обуть туфли на высоких каблуках и танцевать, после чего насиловал. Непокорных жестоко избивал. А чтобы не вздумали жаловаться, запугивал. Одной из своих жертв он для острастки прострелил ногу, другую выбросил голой из окна…

«Восемь лет он проработал в уголовном розыске, имеет более десяти единиц зарегистрированного оружия»

— В мае 2016 года в Приморский райотдел полиции обратилась девушка, заявившая, что против нее совершено хулиганство, — говорит прокурор Одесской городской прокуратуры № 3 Валентин Лебедев. — Случай произошел в ресторане дельфинария «Немо». Мужчина напился, бросил в бассейн вещи и телефон спутницы, потом столкнул в воду ее саму и долго не давал выйти. По факту хулиганства было открыто уголовное производство, но подозреваемого не задержали: он, как нам казалось, вел себя вменяемо, обещал компенсировать девушке материальный и моральный ущерб в размере 98 тысяч гривен.

Вскоре тот же мужчина снова устроил в «Немо» погром: напился, стал оскорблять присутствующих и швырять в них кубиками льда с барной стойки. Администрация вызвала полицию. При задержании хулиган оказал сопротивление: пытался выхватить из кобуры оперативника табельное оружие, угрожал правоохранителям ножом, а когда на него надели наручники, плюнул в лицо одному из полицейских. Было открыто второе уголовное производство, на этот раз хулигана посадили под домашний арест.

Однако он нарушил меру пресечения и буквально через два дня совершил нападение на 26-летнюю девушку, которую, по ее словам, обманом заманил к себе домой, избил, изнасиловал и выбросил из окна. Она упала с высоты около 12 метров (это старинное здание с потолками около 3,5 метра) на асфальт, чудом не убилась и даже смогла назвать своего обидчика. Его задержали в семи километрах от места происшествия— он пытался скрыться на своем мотоцикле. Было начато уголовное производство по факту изнасилования и попытки убийства. Подозреваемого поместили под стражу. Досудебное расследование уже окончено, дело по всем трем эпизодам передано в суд.

Выяснилось, что этот человек — бывший милиционер. Восемь лет он проработал в уголовном розыске, имеет более десяти единиц зарегистрированного оружия, с которым прекрасно умеет обращаться. Уволившись из милиции, стал общественным активистом, членом разных партий, в том числе, как я слышал, «Правого сектора».

— Этот человек никогда не состоял в нашей партии, — уточняет одесский общественный активист Сергей Стерненко, до недавнего времени председатель одесского областного отделения «Правого сектора». — Зимой 2015 года Эдик очень хотел к нам примкнуть, но мы всегда тщательно проверяем прошлое всех, кто просится в «Правый сектор». Панченко оказался совсем неподходящей кандидатурой. Во-первых, он был членом пророссийской партии «Родина», которой руководил одиозный Игорь Марков, сбежавший в Италию от уголовного преследования. На своей страничке в «Фейсбуке» Эдик прославлял Путина и пропагандировал его политику.

Он также работал в пророссийской одесской газете «Приморский бульвар». Удостоверение репортера ему выдал Григорий Кваснюк, чей сын работает в «народной милиции» «ЛНР». Кстати, на то время фамилия у Эдика была другая — Москальчук. Это потом он поменял ее на Панченко, объявил себя патриотом Украины. Человек с такой биографией «Правому сектору» был не нужен. Тем более что он часто бывал пьяным и вел себя агрессивно: пытался подбить наших ребят поехать что-то «порешать», «разрулить»…

Когда летом прошлого года его задерживали за хулиганство в дельфинарии, он кричал полицейским, что «сейчас приедет „Правый сектор“ и всем накостыляет». После этого я стал внимательно следить за тем, что делает и говорит этот человек, начал ходить на суды, общаться с потерпевшими, узнавать Эдика поближе. Оказалось, тот еще фрукт…

Соседи утверждают, что из квартиры постоянно доносились женские крики, иногда даже слышались выстрелы

Как удалось выяснить «ФАКТАМ», в 2013 году Эдуард Панченко уже был под следствием за изнасилование.

— Он напал на девушку, надругался над ней, отрезал ее длинные волосы, стрелял в нее, — сообщила журналистам бывший следователь Приморского райотдела полиции Елена Танцюра.

До суда дело не дошло: обвиняемый пригрозил потерпевшей расправиться с ее ребенком, и она тут же забрала заявление. Почувствовав себя безнаказанным, бывший милиционер продолжал свои дикие развлечения. Соседи утверждают, что из его квартиры постоянно доносились женские крики, иногда даже слышались выстрелы. За две недели до того, как Панченко выбросил из окна очередную жертву, соседи спасли девушку, которая пыталась сбежать от насильника по карнизу.

— У Эдика есть такой бздик, — рассказывал сосед Панченко Владимир Пекарюк. — Он приводил к себе девушек, заставлял их раздеваться догола, давал туфли на высоких каблуках, включал песню «На лабутенах» и заставлял танцевать. Тех, кто отказывался, жестоко избивал.

Почему соседи не жаловались в полицию? Видимо, боялись. У бывшего милиционера были связи как в правоохранительных органах, так и в суде. Он хвастался друзьям, что его родственники работают в СБУ, а Сергей Кичмаренко (председатель Приморского ра­йонного суда Одессы, где, кстати, сейчас рассматривается дело Панченко) — его закадычный друг.

По удивительному «стечению обстоятельств» в Приморском райотделе полиции долго затягивали расследование дела по хулиганству в дельфинарии «Немо». Целую неделю не открывали уголовное производство, два месяца не вручали Панченко сообщение о подозрении.

— Мне до сих пор больно вспоминать тот ужас, который со мной произошел, — рассказывает «ФАКТАМ» 32-летняя Алина Иванченко. — С Эдуардом мы познакомились лет пять назад. Ни дружеских, ни романтических отношений не было — так, шапочное знакомство. В мае прошлого года он пригласил меня на кофе. Мы мило болтали, Панченко позвал в ресторан своего друга — Володю по кличке Цыган. Он оказался приятным молодым человеком с хорошим чувством юмора и потрясающим голосом. Цыган пел в караоке (пение под музыку с «бегущей» на экране строкой текста. — Авт.). Мы чудесно провели время. Когда Володя ушел, я тоже засобиралась домой. Но Эдуард сказал: «Ты никуда не пойдешь» — и, словно сбросив маску, превратился из веселого парня в маньяка.

Я хотела вызвать такси, но он выбросил мой «Айфон» с шестого этажа (ресторан находится на крыше дельфинария) в бассейн. Потом стал лапать меня, пытался вырвать сумку с деньгами и документами. Я не отдавала, и он озверел: перегнул меня через перила террасы и сказал, что сбросит вниз. Чудом извернулась и изо всех сил ударила его носком туфли по ноге. Он слегка ослабил хватку, я вырвалась и побежала звать на помощь людей. К моему удивлению, ни охранники, ни официанты и не подумали меня защитить. Когда Эдуард при всех стал сыпать оскорблениями и угрожать мне расправой, охранники попытались… нас помирить.

Потом он бросил в бассейн мою сумку, следом столкнул туда меня и 20 минут не давал выбраться из ледяной воды. Я умоляла охранников помочь, но никто не трогался с места. Наконец один из них помог мне вылезти из бассейна. Другой вытащил мою вымокшую сумку и телефон. Вся синяя от холода, я побежала к барной стойке вызывать полицию. А мой обидчик спокойно ждал и, казалось, забавлялся ситуацией. Говорил, что с его связями ему ничего не грозит.

Приехавший наряд действительно его не арестовал. Я попросила патрульных отвезти меня к моему автомобилю, припаркованному в нескольких километрах. Панченко успел приехать туда первым, оторвал у «Лексуса» зеркало, оставил огромные вмятины на кузове. О том, что это сделал именно он, знаю точно: есть видео с камер наружного наблюдения.

Когда полицейские привезли меня в райотдел, где я собиралась написать заявление, Эдуард… приехал следом. Стал материться, угрожать, замахиваться на меня. Дежурные не пытались его угомонить. За меня заступились граждане, сидевшие в коридоре в ожидании приема.

Несмотря на открытое уголовное производство, Панченко остался на свободе и стал меня преследовать. Я скрывалась, прятала машину, не могла спокойно спать. Моя жизнь превратилась в настоящий ад. Только когда Эдуарда арестовали за попытку убийства, я смогла спокойно выходить на улицу.

Пострадавшую девушку мне безумно жаль. Ездила к ней в больницу, поддерживала ее, мы делились общей бедой. Анечка была в жутком состоянии — переломанная, перепуганная. Панченко отработал с ней тот же сценарий, что и со мной. Приятная беседа, караоке с Володей-Цыганом… Правда, Аню Эдуард еще и обманул: сославшись на плохое самочувствие, попросил проводить его домой. И она пошла…

«Сидя в СИЗО, мерзавец просматривал страничку Ани в соцсети и цинично присылал ей запросы на добавление в друзья»

— Моя бедная доверчивая девочка, — чуть не плача, говорит Алексей Владимирович, отец 26-летней Ани. — Она всем помогает. Как-то увидела в парке потерявшегося малыша, вызвала полицию, поехала с ребенком в участок… Когда Панченко, с которым дочка согласилась посидеть в кафе и поболтать, сказал, что он контуженный «атошник» и ему плохо, Аня, конечно, согласилась помочь. Проводила его, поднесла из супермаркета пакет с продуктами. Этот урод втолкнул ее в квартиру, изнасиловал, а потом еще захотел удовлетворить свою страсть в извращенной форме. Аня стала вырываться. Панченко избил ее прикладом ружья и пошел за патронами, сказав, чтобы она прощалась с жизнью. Дочка подбежала к окну, чтобы позвать на помощь. Тогда маньяк просто сбросил ее с третьего этажа, вышел следом, повесил платье на забор, плюнул на Аню (это видели свидетели преступления), сел на мотоцикл и уехал.

Мою дочку приводил в чувство прохожий Володя, дай Бог ему здоровья. Он вызвал «скорую», полицию, поехал в больницу. Туда же примчались мы. В реанимации я увидел свою дочь в таком жутком состоянии, что с трудом узнал.

Медики диагностировали у Ани шесть переломов (рук, переносицы и шейного отдела позвоночника со смещением), раздробленный таз, сотрясение мозга, черепно-мозговую травму, многочисленные гематомы и состояние шока. Несмотря на все внешние признаки сексуального насилия, судмедэксперт его не подтвердила, сославшись на недостаток генетического материала, и вообще указала в заключении только половину травм, определив их степень тяжести как среднюю. Между тем девушка получила третью группу инвалидности и вот уже восемь месяцев находится в больнице. В ближайшем будущем прокуратура будет настаивать на повторной экспертизе.

— Дочка хромает, у нее постоянно болит голова, она плохо спит по ночам, часто плачет и впадает в депрессию, — продолжает Алексей Владимирович. — Кроме того, Аня теперь боится парней и вообще не переносит, если к ней кто-то притрагивается хоть пальцем. Она не может учиться, работать, постоянно принимает антидепрессанты.

Ко мне приходила жена этого Панченко, предлагала сначала 100 тысяч гривен, потом 300 тысяч. Я отказался. Да, мы потратили на лечение и реабилитацию дочери уже больше 250 тысяч гривен, но нет таких денег, которые могут компенсировать ее утраченное здоровье и сломанную психику. Тем более что этот гад продолжал Аню терроризировать. Сидя в СИЗО (где, кстати, запрещены мобильные телефоны и Интернет), он со своей страницы в социальных сетях цинично присылал Ане запросы на добавление в друзья. С дочкой случилась настоящая истерика. Я сказал жене этого мерзавца: благодарите Бога, что полиция нашла вашего мужа раньше, чем я. Иначе он бы уже не сидел на скамье подсудимых. Я военный человек, для меня это не пустые слова. Никакие связи не помогут этому извергу избежать тюрьмы.

Приморский суд Одессы оставил Эдуарда Панченко под стражей еще на два месяца без права внесения залога. Если его признают виновным в хулиганстве, изнасиловании и попытке убийства, бывшему милиционеру грозит от десяти до пятнадцати лет лишения свободы или, как надеются его жертвы, пожизненное заключение.

P. S. Имена пострадавших изменены из этических соображений.

По материалам kompromat1.info