Андрей Козицын

Козицыну всё сильнее охота. УГМК жадно прибирает к рукам расстрельные активы

Коллеги из Оренбурга попросили редакцию «Компромат-Урал» участвовать в освещении нового скандала, связанного с Уральской горно-металлургической компанией.

В холдинге Искандара МахмудоваАндрея БокареваАндрея Козицына и Игоря Кудряшкина от металлургии скоро останется одно название: УГМК давно проявляет всеядность к самым разным отраслям. Наловчились и интернет массово подключать, и коров доить, и огурцы с помидорами выращивать, и коммерческую недвижимость строить и продавать.

Пришедший во время обжорства аппетит теперь распространяется в совсем неожиданные направления. Активисты Оренбургской области обвиняют УГМК в поглощении охотничьих угодий. Год назад подконтрольное Козицыну ПАО «Гайский ГОК» (ИНН 5604000700) приобрело весь уставный капитал в ООО «Охотклуб» (ИНН 5609031124), у которого оформлены права на наиболее привлекательные охотничьи угодья региона. Директором ООО «Охотклуб» пока остаётся Иван Паршин (ИНН 560500252368), о его проблемах обозреватели редакции «Компромат-Урал» расскажут отдельно.

С новыми владениями УГМК поступает привычно – выкачать максимум денег. «Именно с приходом УГМК началась та самая тарифная политика, которая и привела к взрыву возмущений в охотничьей среде. Де-факто получается, что одни из самых лучших в стране охотничьих мест, расположенных на маршрутах миграции северного гуся, принадлежат теперь медно-металлургическому холдингу», — недоумевают местные СМИ. 64-летний оренбургский губернатор Юрий Берг из-за действий УГМК может столкнуться с непредвиденными политическими рисками в виде общественного протеста, как это происходит в бурлящей волнениями Воронежской области (там против УГМК развёрнуто широкое антиникилевое движение). А если пострадает папа-губернатор, то и бизнес сыновей Берга окажется под угрозой.

Оренбургские инсайдеры портала «Компромат-Урал» обращают внимание на влиятельного интересанта в охотничьем бизнесе. Речь идёт о бывшем чиновнике Игоре Удовиченко. Первые скандальные упоминания о нём в политике вышли в 2008 году: не имевший ни дня опыта работы в госслужбе, Удовиченко сразу получил кресло главного федерального инспектора Оренбургской области в аппарате тогдашнего приволжского полпреда Григория Рапоты. Спустя несколько лет Игоря Удовиченко перевели в Москву, в администрации президента он курировал, в том числе, работу с сепаратистским Лугандоном Украины. Но был уволен на фоне конфликта с другим кремлёвским VIP-функционером Олегом Говоруном. Игорь Удовиченко ранее был владельцем того самого ООО «Охотклуб», но, вероятно, избавился от доли в связи с требованиями к госслужащему. Правда, в другой охотничьей компании Оренбуржья (ООО «Родные просторы», ИНН 5636020298, директор Дмитрий Ковалевский) следы Игоря Александровича Удовиченко остались. Вместе с Ковалевским основным владельцем «Родных просторов» по-прежнему является старший представитель семейства — АлександрУдовиченко (ИНН 563800329546).

В самой УГМК собеседники редакции «Компромат-Урал» не разделяют увлечённости топ-менеджмента темой охоты, т.к. она вызывает неприятные ассоциации. В декабре позапрошлого года на охоте в Курганской области от ошибочного выстрела погиб гендиректор входящего в УГМК АО «Шадринский автоагрегатный завод» Виктор Охулков, вместо него радиаторный дивизион в холдинге Козицына возглавил Андрей Попов.

***

НИ ПУХА, НИ ПЕРА. КТО И КАК ПРИБРАЛ К РУКАМ 4 МЛН. ГА ОХОТУГОДИЙ РЕГИОНА?

В Оренбургской области разгорается крупный скандал: охотники, возмущённые непомерными ценами за доступ в территории охотничьих угодий, написали жалобу в УФАС. Есть претензии и к Министерству лесного и охотничьего хозяйства, которое за последние 6 лет отдало «частникам» сотни тысяч гектар прежде общедоступных участков.

Арендное дело

Территория Оренбургской области — одна из крупнейших среди регионов Поволжья по размерам пригодных для охоты угодий (ОУ). Добывать зверя и птицу у нас можно на без малого 12 миллионах гектаров (для сравнения — в соседней Самарской области доступных охотничьих территорий почти втрое меньше). При этом в процентном отношении в Оренбуржье, по сравнению с соседями, меньше всего площадей, занятых под запретные для добычи биоресурсов участки (особо охраняемые природные территории (ООПТ), заповедники и национальные парки) — таковых у нас всего около 100 тысяч гектар.

Казалось бы, для охотников — настоящее раздолье. Но всё не так просто. По данным указа губернатора Оренбургской области, на начало 2016 года из 12 млн. га лишь 8,3 млн. относятся к категории общедоступных. 3,7 млн. — закреплённые ОУ или, в простонародье — частные. При этом владельцами их являются 94 организации — юридических лица и индивидуальные предприниматели (в основном в форме ООО, но есть и районные общественные организации охотников и рыболовов).

В 2010 году в регионе была создано Министерство лесного и охотничьего хозяйства, бессменным руководителем которого является Виктор Тонких. Именно с его приходом началась активная работа по перераспределению границ ОУ и передаче их в аренду частным организациям.

Так, например, до 2011 года крупнейшими частными ОУ были 27 участков Оренбургской областной общественной организации охотников и рыболовов (ООООиР). Однако после череды неудачных судебных процессов в 2011-2012 годах ООООиР потеряло почти все свои участки, которые затем были разыграны на торгах и отошли другим организациям.

Фактически все семь лет существования МинЛиОХ проводится политика по привлечению «частника» в охотничью сферу. В результате в некоторых территориях области общедоступных угодий почти не осталось. Например, в Светлинском районе, там почти 85% — в частных руках.

Более того, за организациями закрепляются самые продуктивные и интересные с точки зрения биоразнообразия угодья, удобные с транспортной точки зрения, вблизи водоёмов, традиционных мест миграции зверя и птицы. Так, вдоль Урала и Сакмары уже нет ни одного общедоступного участка, где можно охотиться. Львиная же доля доступных (пока) территорий практически никакой ценности не представляет из-за неудачного расположения — или крайне ограниченных лимитов на добычу зверя. Но об этом чуть ниже.

«Нищебродам» вход воспрещён

Для людей, далёких от охоты объясним, в чём разница между общедоступными и сданными в аренду охотничьими угодьями.

Если не вдаваться в дебри законодательства по природопользованию, то ресурсы территории (очень условно) делятся на три части. Собственно земля как объект использования (для нужд сельского хозяйства и т.д.), лес (если он есть) и животные ресурсы (звери и рыба). Каждый из этих ресурсов регулируется отдельным законодательством. Проще говоря, передача угодья в аренду не даёт автоматических прав, скажем, на заготовку леса или распашку земли под пшеницу. Никак не ограничивается и право посещения с целью отдыха, сбора грибов или ягод и т.д.

Однако если вы пришли поохотится, то тут разница существенная. На общедоступные угодьях разрешение на добычу зверя оформляется в МинЛиОХ и стоит 650 рублей на весь сезон. Плюс — плата за лицензию, если вы идёте добывать лицензионного зверя: за косулю и кабана — 1000 рублей, сурок — 500 рублей за голову.

Расценки в частных ОУ выше в разы. Косуля и кабан — 15000-20000 рублей за голову, сурок — 1500-2000, заяц — 2500 за сезон. Утка — 1500 за сезон. Причём каждый год расценки эти только растут. Так, одной из причин жалоб сообщества охотников в УФАС стало завышение цены на гуся в Светлинском районе на озёрах Кайранколь и Шелкар-ега-Кара до 5000-7000 рублей за сутки охоты! И это при том, напомним, что в общедоступных ОУ нужно заплатить всего 650 рублей за сезон с третьей субботы августа до 15 ноября.

УГМК, Козицын, рейдерство, скандал, захват, охотничьи, угодия, Оренбург, Берг, жалобы, протест

Губернатор Берг и олигарх Козицын.
Все свои!

Это, по сути, заградительный тариф для «простых смертных», объясняет администратор группы ВК «Охота в Оренбурге и Оренбургской области» Евгений Капишников.

— С такими расценками развлечься в этих угодьях могут разве что москвичи, для которых это не деньги.

Ему возражает министр лесного и охотничьего хозяйства Виктор Тонких: «Плата частными организациями может взиматься за дополнительные услуги: проживание, егерское сопровождение, транспорт и т.д.».

Однако сами охотники утверждают, что ничего этого в 5000 рублей не входит. Фактически деньги собираются только за право подойти к озеру с ружьём.

Хозяин — барин

Крупнейшим пользователем охотугодий в Оренбургской области является ООО «Охотклуб». В его ведении находится 565 тыс. гектар в Беляевском, Илекском, Переволоцком, Светлинском, Ясненском и Ташлинском районах. Ещё два крупных пользователя — ООО «Родные просторы» (358 тыс. га в Новосергиевском, Ташлинском, Ясненском и Адамовском районах) и «Уралтранссервис» (108,5 тыс га в Кувандыкском городском округе). Примечательно, что эти юрлица фактически контролируют треть всех закреплённых ОУ в регионе.

Любопытен и состав их владельцев. Так, по данным системы «Интерфакс-Спарк», учредителями «Охотклуба» в своё время значились Игорь Александрович УдовиченкоАлександр Петрович СоляникАлексей Витальевич Комаровских и ряд других. Мы не можем утверждать наверняка, но имена этих людей в точности совпадают с именами экс-главного федерального инспектора по Оренбургской области, экс-депутата Законодательного Собрания (и одного из крупнейших землевладельцев в области), директора агрохолдинга А7-Агро.

Впрочем, в октябре прошлого года, судя по базе «Спарк», единственным владельцем «Охотклуба» — и крупнейшим охотпользователем региона — стал «Гайский ГОК» (входит в УГМК-Холдинг). Именно с приходом УГМК началась та самая тарифная политика, которая и привела к взрыву возмущений в охотничьей среде. Де-факто получается, что одни из самых лучших в стране охотничьих мест, расположенных на маршрутах миграции северного гуся, принадлежат теперь медно-металлургическому холдингу.

Кстати, по информации из СМИ известно, что генеральный директор УГМК-Холдинга Андрей Козицын — сам страстный охотник. УГМК контролируют обширные охотничьи владения в разных регионах страны, но в Оренбуржье их площадь — крупнейшая.

Медийные фамилии можно увидеть и в списках соучредителей других крупных охотхозяйств региона. Например, один из совладельцев «Родных просторов» — Александр Михайлович Чевычалов (ИНН 561001350361 – прим. «Компромат-Урал»). Имя в точности совпадает с именем бывшего главного врача Оренбургской областной больницы. Да и в целом, если просмотреть базу «Спарк», очень многие известные предприниматели и народные избранники владеют собственными охотугодьями. Оно и понятно: хозяин, как говорится — барин.

Дорогое удовольствие

Впрочем, ситуация с «раздачей» охотугодий в пользование не так проста, как может показаться на первый взгляд. Как говорят эксперты, это — следствие бездарной политики государства в этой сфере, которая проводилась в 90-е годы.

Прежняя система разрушена, и теперь мы имеем то, что имеем. Раньше, чтобы стать охотником и получить разрешение на добычу животных, нужно было несколько лет походить кандидатом в члены охотобщества, получить рекомендации, отработать на участках.

Рассказывает охотовед Алексей Солдатов:

— А сейчас что? Любой может купить ружьё, оформить охотбилет, заплатить 650 рублей — и вперёд, стрелять во всё, что летает и шевелится. 500-1000 рублей бумага на косулю — да если разрешить отстрел по таким ценам, косули завтра не останется нигде!

Солдатов объясняет, что государство фактически сбросило с себя бремя по охране ОУ, сокращается финансирование. На всю область — два десятка штатных егерей! Разве такими силами можно контролировать браконьеров?

Передача угодий частнику — это шанс спасти зверя. Рачительный хозяин сам будет следить, чтобы на его территории не безобразничали, уверен он.

Кроме того, есть и негласные договорённости: «частники» присматривают и за общедоступными угодьями по соседству, чтобы совсем уж беспредела там не было. Да и вообще, содержать угодья — дорогое удовольствие.

Эту же мысль подтверждают и руководители охотхозяйств: «Иметь закреплённые охотничьи угодья — это не просто один раз заплатить деньги на тендере и потом ходи и стреляй по «своей» вотчине хоть каждый день, рассказывает один из владельцев частного охотугодья.

— Мы обязаны обеспечивать охрану, подкормку животных, нужно содержать егерей, платить им зарплату, платить налоги. Только сена для косуль и зерна для кабанов на случай суровой зимы нужно закупить и привезти в глухие участки на 200-300 тысяч рублей в сезон. Плюс зарплата, топливо, средства транспорта — ведь не на лыжах же егерь будет 40-50 тысяч гектар проходить! Это очень недешёвое удовольствие! И посчитайте, сколько нужно лицензий на косулю и кабана продать, чтобы это всё окупить? 30 бумаг в сезон? Тогда стадо у тебя должно быть в 250-300 голов, но где гарантия, что оно не убежит в соседний участок и там его просто не «покрошат» браконьеры?

Большинство охотхозяйств у нас в области — убыточны, уверен он. И цены на дичь берутся не с потолка. Охота никогда не была дешёвым занятием: сегодня только оформление гладкоствольного ружья будет стоить минимум 10 тысяч рублей, плюс цена за сам «ствол» — не меньше 20-25 тысяч за новый отечественный.

Кстати, министр Виктор Тонких в одном из интервью сказал, что его ведомство держит на контроле ценовую политику охотхозяйтсв в регионе, и наши цены не отличаются от цен в соседней Челябинской области или Башкирии. Правда, при этом он добавил, что и влиять на ценовую политику рычагов не так много: «частник» волен сам устанавливать их, и ничего ему не будет — хоть по 30 тысяч за одного гуся затребует.

Эксперты, впрочем, говорят, что чиновники тут несколько лукавят. Им гораздо проще по-максимуму закрепить участки за организациями, которые легче контролировать, и фактически сбросить со своих плеч бремя заботы об охоттерриториях. Плюс наверняка можно рассчитывать и на благодарность со стороны богатых любителей погонять зверя в собственных угодьях.

Всем остальным же, у кого нет 7000 рублей для выезда на гуся и 15000 за косулю, остаётся лишь смотреть телеканал «Охота и рыбалка». Ведь чем меньше остаётся угодий общего пользования — тем меньше и дешёвых путёвок на зверя в них. Оттого и розыгрыш двух десятков бумаг на косулю или кабана на весь регион становится настоящей лотерей, когда толпы охотников буквально ночуют в палатках у здания министерства в надежде вырвать из рук чиновников заветную розовую бумажку.

По материалам taras-ua.com