КАК РАБОТАЕТ СЕРЫЙ РЫНОК ВАЛЮТЫ В УКРАИНЕ

Почему в так называемых финансовых компаниях курс доллара часто ниже, чем у банков, но при этом в банках валюты нет, а у финансовых компаний есть.

В Украине сложилась парадоксальная ситуация: в так называемых финансовых компаниях, занимающихся оптовым обменом валют, курс доллара часто ниже, чем у банков, но при этом в банках валюты практически никогда нет, а у финансовых компаний всегда есть. Почему так происходит —ЛІГАБізнесІнформ на правах анонимности рассказали банкиры.

В Украине работают несколько небанковских финансовых компаний. Среди крупных — “Виктория”, “Валерия”, “Абсолют финанс”. Финансовые компании могут, в частности, предоставлять услуги пунктов обмена валют (ПОВ). Физлица-предприниматели заключают с финансовыми компаниями агентские договора и открывают свои ПОВы.  Такой себе финансовый франчайзинг получается. Финансовая компания в свою очередь предоставляет ПОВу программное обеспечение. Ежемесячный агентский платеж ПОВа в пользу  финансовой компании “Абсолют финанс”, к примеру, составляет $800. У той же “Абсолют финанс” около 4 тыс. пунктов обмена валют.

Небанковские финансовые компании являются основными поставщиками наличной валюты на черный рынок.

ПОВы, как правило, выставляют курс покупки валюты несколько выше, чем в банках, а курс продажи — ниже. Таким образом, они обеспечивают себе поток желающих как сдать, так и купить валюту.

Когда в январе текущего года была большая разница между курсами валют в банках и на черном рынке (порядка 5 гривен на долларе), ПОВы пылесосили рынок наличной валюты, но ее не продавали. Вся купленная валюта продавалась на черном рынке через такие интернет-площадки как minfin.com.ua и finance.ua. В январе один пункт обмена валют приносил чистого дохода в среднем около 250 тыс. грн. в месяц.

К слову, почему валюту невозможно купить в банках. Причины две. Во-первых, продавая наличную валюту, банки открывают свою валютную позицию, закрыть которую можно только купив валюту на межбанке. Но постановление НБУ №160 ограничило покупку валюты банками для своих потребностей объемом, не превышающим 0,1% регулятивного капитала. Поэтому финучреждения не спешат расставаться с валютой. Во- вторых, купленной на наличном рынке валютой они, в первую очередь, закрывают заявки своих клиентов-юрлиц. Также валюта идет на погашение кредитов от материнских структур. Поэтому банки, покупая валюту у населения, ему же ее не продают.

Львиную долю черного рынка можно было бы прикрыть путем отбора лицензий у финансовых компаний

Впрочем, курс, выставляемый банком, многое решает. Выгодный курс, близкий к черному рынку, может обеспечить банку положительную разницу в объеме покупаемой за день валюты на два порядка, то есть в сто раз. Поскольку банки торгуют наличной валютой с оборота, наличие ее в кассах прямо зависит от выгодности курса и величины спреда.

Финансовые компании являются основными поставщиками наличной валюты на черный рынок. Львиную долю черного рынка можно было бы прикрыть путем отбора лицензий у таких компаний. Но несмотря на озвучиваемые руководством НБУ намерения это сделать, финансовые компании продолжают работать. Видимо, у них есть влиятельные защитники среди тех, кто занимается лицензированием. А мотивацию их можно понять: $800 с каждого из 4 тыс. ПОВов — это более $3 млн. в месяц. Наверняка, “крыше” ежемесячно заносится определенная сумма. В ноябре-декабре прошлого года обороты черного рынка валюты измерялись миллиардами гривен в неделю.

Но самое интересное — кто стоит за финансовыми компаниями. Это люди, которых мы очень часто видим по телевизору.

Как только ПОВов не станет — валюта появится в банках.

genplanua.com