“Французский городок” и войны прокуроров Мельника и Молицкого

“Французский городок” и войны прокуроров Мельника и Молицкого

Забавно. В ночь с 1-го по 2-е сентября в Конча-Заспе на территории коттеджного городка «Французский городок», по адресу: г.Киев, Столичное шоссе, 149 произошел взрыв 2-х автомобилей BMW с полтавскими и киевскими номерами, катера, а также поджог 2-х домов. И все молчат.

Предмет столь горячего выяснения отношений, насколько мне известно — “непонятка” с несколькими домами в этом городке. “Непонятка” между экс-прокурором Крыма Молицким, прокурором Мельником (Киев и Полтава) и авторитетным в определенных кругах гражданином Александром Лищенко (“Лича”) не из ГПУ, но тоже из ОПГ “Прыща”. Нам, в принципе, глубоко пофиг, но “Французский городок” пора переименовывать в “Чикагский”. Самое смешное, что во “Французском городке” проживает начальник УГОУ Валерий Гелетей.

ОРД”

Лагерь особого «отжима». Украденная земля коррупционной мафии
Лагерь особого «отжима». Украденная земля коррупционной мафии

Как прокуроры, «менты», судьи и чиновники построили олигархическое «гетто» на месте пионерского лагеря.

На месте бывшего детского лагеря в Конча-Заспе под видом реконструкции построили полсотни домов, владельцами которых, в частности, оказались экс-министр обороны, судья ВХСУ, дочь экс-прокурора Киева, народный депутат и еще ряд интересных людей. По документам эти хоромы провели как детский оздоровительный комплекс, говорится в расследовании Леси Ивановой, подготовленном в рамках проекта «Наші гроші» Bihus.info].

«Апартаменты в сосновом лесу» или «Жилье класса «Бизнес+» — так характеризует этот комплекс зданий в рекреационной зоне Конча-Заспы его собственный сайт. Это сейчас, а 15 лет назад на этом месте был детский оздоровительный лагерь завода ОАО «Киевгума». Завод лагерь продал, новый владельцем стало предприятие с аналогичным заводу названием — ЗАО «Киевгума». Как признается сегодня соучредитель и первый директор фирмы Сергей Шевченко – чтобы проще было оформлять техническую документацию на землю и чтобы меньше было вопросов у депутатов Киевсовета.

«За сколько не помню, но это был 2001 год, — рассказывает Шевченко. — Там был заброшен пионерский лагерь завода «Червоний гумовик», он не эксплуатировался уже на протяжении 10 лет, люди очень долго пытались его продать, в итоге я его купил. Я сделал проект реконструкции этого пионерского лагеря под оздоровительный комплекс семейного типа со строительством школы и детского сада на его территории и домов для продажи».

Лагерь выкупили, однако более 9 гектаров рекреационной земли под ним — находились в коммунальной собственности, то есть принадлежали городу. Поэтому в 2003 году ЗАО «Киевгума» Сергея Шевченко оформило землю в аренду. В договоре аренды было указано, что участок предоставляют «для обслуживания детского оздоровительного лагеря». Вскоре застройщик разработал проект реконструкции этого лагеря – в «детский оздоровительный комплекс семейного типа». В 2004-м проект получил положительное заключение госэкспертизы и в 2008-м Государственная архитектурно-строительная инспекция предоставила разрешение на строительные работы.

Однако построили в конце концов не детский оздоровительный комплекс, а комплекс из полусотни частных домов. Так называемый «Французский городок» (название «прилипло» из-за французского архитектора), который получился вдвое большим, чем арендованный «Киевгумой» участок, ведь забором сейчас огорожены еще и прилегающие 8 гектаров леса ЛПХ «Конча-Заспа».

Сам Шевченко нарушений со своей стороны не видит. Забор, говорит, восстановили на месте старого пионерского, жилые дома и не планировались, и вообще, коттеджный городок закона не нарушает: «Это не «жилые дома», это нежилой фонд, все дома по проекту должны быть нежилыми… Проект разработан по требованиям «Зона рекреации», это нежилые помещения. Этот проект предусматривает, кроме построенных домов, сделать скважины, сделать пожарные водоемы, сделать гидранты на территории, сделать четкую разбивку между зданиями, количество детских площадок и т.д. Поэтому проект выполнен в соответствии с проектом, который мы утвердили в городе. То, что каждый сейчас пытается из этого проекта сделать что-то другое – я на это не могу на это никак влиять».

Владимир Прокопив – до недавнего времени глава Земельной комиссии, а ныне секретарь Киевсовета – объясняет: «Киевский городской совет давал разрешение на участок с целевым назначением «для эксплуатации и обслуживания детского лагеря». Согласно государственному земельному кадастру – это земли рекреации и строить там жилые дома никак нельзя. Если там должны быть жилые дома, то целевое назначение должно быть «для строительства и эксплуатации жилого дома и хозяйственных сооружений». Это кардинально разные вещи – земли рекреации и земли общественной застройки».

Застройщик не сдается — построили ровно то, что позволили построить все столичные инстанции:

С.Ш.: В наших документах то, что мы оформляли людям, то люди покупали — нежилые помещения, все документы одинаковы.

Н.Г.: Но вы знали, что их будут покупать как жилые?

С.Ш.: Ничего не знал, одни купили для сдачи в аренду, это их проблемы, для чего они купили. Моя задача была построить – я построил… Вы хотите, чтобы там жили пионеры? Их уже нет, к сожалению или к радости. Делать там пионерский лагерь – ну, это утопия на сегодняшний день. В Конча-Заспе это не имеет смысла.

Поэтому нет никакого лагеря – ни детского, ни оздоровительного. Лишь частные дома, в которые заселились очень интересные владельцы. И почти у каждого – своя интересная история.

«Впихнуть невпихуемое». Генерал Валерий Гелетей

Один из первых домов на въезде принадлежит бывшему министру обороны, а ныне главе Управления госохраны (УГО) — Валерий Гелетею. 

По словам застройщика, Гелетей захотел здесь поселиться уже после утверждения плана городка. Свободных мест не оставалось, поэтому пришлось залезть на территорию лесо-парка: «Этот дом находится на территории частично «Киевгумы», а частично лесопаркового хозяйства (ЛПХ «Конча-Заспа» — Авт.). Полдома здесь – полдома там. Получилось так, что дом, как говорят в Одессе «между здесь».

Из судебного реестра узнаем кое-что интересное. Право собственности на этот дом Гелетей получал через судебный иск только в 2012 году, когда якобы не был на государственной службе, а работал вице-президентом одного столичного банка, связанного с бывшим генпрокурором Виталием Яремой. Однако из материалов дела узнаем, что дом был построен гораздо раньше – когда Гелетей еще был на госслужбе.

В октябре 2008-го Валерий Гелетей, на тот момент – глава Управления государственной охраны – получил от «Киевгумы» разрешение возвести на арендованном предприятием участке дом. Тогда же был заключен инвестиционный договор на жилой индивидуальный дом ориентировочной общей площадью 650 кв.м. В судебном решении также фигурирует сумма инвестиций, необходимых для реализации проекта — 3,90 млн грн. У застройщика денег не нашлось, и глава УГО построился за свои. Строительство было завершено в августе 2009 года, через месяц после того, как Гелетея уволили с УГО. При этом, до того момента Гелетей всю жизнь пробыл на госслужбе, ни он сам, ни его жена, ни двое его сыновей бизнеса не имели.

Еще одна интересная деталь: согласно материалам суда, БТИ произвела техпаспорт на нежилое здание. Жилым оно стал уже после указанного судебного решения.

Сейчас свои 652 квадрата чиновник честно указывает в декларации. Что интересно, именно как «жилой дом». Без всяких детско-рекреационных метафор.

Мы пытались связаться с Валерием Гелетеем, чтобы спросить его: откуда у карьерного чиновника деньги на такой дом, и не беспокоит ли его сомнительное расположение «между здесь». Однако на наш запрос на интервью пресс-служба УГО так и не ответила.

«Дочь и жена прокуроров» Дарья Черновская

Единственный на территории дом с отдельным частным озером по договору дарения от октября 2013 года записан на Дарью Черновскую, дочь экс-прокурора Киева Анатолия Мельника.

Мельник всю жизнь служил в прокуратурах. Был заместителем Пшонки в ГПУ в 2011-м, год возглавлял столичную прокуратуру, более года – Луганскую областную. После краха Януковича уволился по собственному желанию.

Муж Дарьи, Игорь Черновский, как и ее отец — прокурор, работает в Печерской прокуратуре столицы. В его декларации о доходах указано 60 тыс. грн годового заработка, и никакой недвижимости, как и ни копейки на счетах. В Печерской прокуратуре он с 2012 года, а до этого Игорь Черновский был оформлен как частный предприниматель, занимающийся «обеспечением физического комфорта». У его семьи в Черновцах имеется строительный бизнес с десятилетней историей (ООО «Еврофасадбуд», принадлежит отцу прокурора, Василию Черновскому). Но, очевидно, предпринимательская деятельность не слишком удалась, если уже четвертый год подряд Черновский предпочитает госслужбу с копеечным доходом.

Между тем, его жена в прошлом году стала обладательницей трех помещений на почти 360 квадратов в ЖК «Новопечерские Липки». Это жилой комплекс бизнес-класса в центре Киева, сегодня квадрат здесь стоит 2000 долларов.

В Инстаграме 25-летней Дарьи за последний год одни дети и путешествия – Монте-Карло, Ницца, Париж. Возможно, объяснение в том, что Дарья оказалась успешной бизнес-леди? Ведь в позапрошлом году у 24-летней девушки нашлось 7.000.000 грн для взноса в уставный фонд фирмы ООО «Автодрайв-Альянс». 

Нам удалось связаться с Черновский телефону, мы хотели прояснить происхождение имущества и крупной суммы в уставе частного предприятия. Но комментировать недвижимость и бизнес она отказалась:

НГ: У вас право собственности (на дом. — Авт.), оформленное через подарок. Кто вам подарил такой дом?

ДВ: Я не буду отвечать на такие вопросы.

НГ: Ну, смотрите, почему я спрашиваю: у вас муж прокурор и отец также прокурор, поэтому мне интересно, откуда у вашей семьи такое имущество.

ДВ: Я не буду отвечать на такие вопросы. Если Вас интересуют другие вопросы…

НГ: А скажите тогда, пожалуйста, отношено вас – я знаю, у вас есть фирма «АвтоДрайвАльянс» — это ваш бизнес или, может, кого-то из вашей семьи?

ДВ: До свиданья, девушка.

«Сапожник без сапог». Судья Ирина Кондратова

Дом на 593 квадрата принадлежит судье Высшего хозяйственного суда Ирине Кондратовой. Её отец Дмитрий Притыка 15 лет возглавлял этот самый Высший хозсуд. Кондратова рассказывает, что дом приобрела на средства от продажи доли в бизнесе, который имела до того, как стать судьей. Поэтому к финансированию вопросов нет. Но знала ли судья, что по документам её дом – детский оздоровительный комплекс? Уверяет, что нет, потому что когда инвестировала в строительство, не видела всех документов:

ИК: К сожалению, в то время нам не предоставили всех документов.

НГ: То есть, вы не видели договор аренды на землю?

ИК: Нет.

НГ: А каким образом вы решились инвестировать в строительство на земле, на которую вы не видели документов?

ИК: Ну, так случилось, так произошло. Потому что часть документов мы не видели, часть показывали — часть не показывали, говорили одно — господин Шевченко очень хорошо рассказывал, а потом ничего не подписывал — а произошло по-другому.

Себя Кондратова в этой истории называет скорее потерпевшей и рассказывает, что даже достраивать пришлось собственными силами. Её муж Кондратов Константин также вспоминает, что получили от застройщика совсем не то, на что рассчитывали: «По договору у нас должны быть газовые котельные, двери, окна, у нас этого ничего не было, мы достраивали за свои деньги. То есть, фактически нам продали кирпич с фундаментом, скрепленные известью, сделанное сикось-нокось с этой крышей».

И разводит руками — попали, мол, на «Элита-центр».

«Дорогие дороги». Нардеп Сергей Лабазюк

В доме на 650 квадратов планирует поселиться депутат Верховной Рады Сергей Лабазюк. Имение он приобрел в 2014 году, указав в декларации даже цену покупки — 2,3 миллиона гривен. И отметил — это жилой дом. Хотя по документам здесь — «жилой корпус в оздоровительном комплексе». Мы спросили народного депутата, не удивила ли его такая формулировка в документах, когда он покупал недвижимость? Лабазюк ответил, что ничего незаконного в этом не видит: «Нет, меня не удивило такое назначение, так как на территории нашего государства есть очень много различных форм собственности. Поэтому, когда я покупал недвижимость, я перед тем проконсультировался, и эта недвижимость является вполне законной».

Лабазюк известен также как бизнесмен. Его семья владеет ООО «Аграрная компания 2004». Несмотря на аграрное название и направленность, фирма освоила ещё один вид деятельности – строительство дорог. И уже не один год выигрывает именно строительные тендеры, «натендерив» 300.000.000 грн на родной Хмельнитчине.

Более трети этой суммы Лабазюк разыграл на тендере с единственным конкурентом – ОАО «Югзападдорстрой» — тендерным чемпионом времен Януковича, который в 2011-2013 годах выиграл тендеров на 3,5 миллиарда. Из них 337 млн «ЮЗДС» выиграл, имея одного единственного конкурента — ту самую «Аграрную компанию» Лабазюка. После побега Януковича оказалось, что за кредиты «Югзападдорстроя» ручался сам «Танталит», семейная компания экс-президента.

Выгодный симбиоз Лабазюка прекратился только после побега Януковича из страны. И ныне нардеп не только не признает тендерных «междусобойчиков», но также заявляет о претензиях. Мол, ЮЗДС оказался плохим партнером: «Мы на тендеры выходили не в паре. Чтобы сказать в паре – это надо уже откровенно с вашей стороны сказать, что «вы подыгрываете друг другу». Я историю этого предприятия немножечко знаю, потому что оно на самом деле наделало много проблем, и в том числе не рассчиталось с нашей компанией. Я не помню, какая там задолженность, но есть судебное решение».

«Газовые дела». Бизнесмен Арсен Демченко

Дом еще одного бизнесмена, Арсена Демченко, недавно арестовали в рамках уголовного дела. Эта история также связана с госзакупками. На этот раз — «Укртрансгаза».

В 2009-м УТГ провел тендер на переоборудование компрессорной станции. Речь шла о значительной сумме — около 27 млн грн. Победила компания Демченко — ООО «Энергогазпром».

Согласно данным судебного решения о наложении ареста на имущество Демченко, за оборудование – преобразователи, реактор, трансформатор и запчасти — «Укртрансгаз» заплатил фирме почти 24 миллиона. По данным Госфиска, по своей бухгалтерии «Энергогазпром» провел контракт, согласно которому приобрел это оборудование у фирмы ООО «Энерго-Импекс-Софт» за 18.000.000 грн, однако последняя это оборудование не поставляла, его, как оказалось, приобрели в другой компании — ООО «Марон» — за 2.160.000. Эта же фирма, по данным следствия, в свою очередь заказывала его у завода-производителя («Харьковский электрощитовой завод Элетекс-С») за 2 миллиона.

Уголовное производство, правда, открыли не за этим эпизодом, а через налоги. Записав себе 18.000.000 расходов по контракту с «Энерго-Импекс-Софт», «Энергогазпром» сформировал налоговый кредит на 3,15 миллиона, таким образом, по мнению ДФС, недоплатив государству налогов на указанную сумму.

Сейчас Демченко называет дело «надуманным»: «Уголовное производство продолжается уже более 5 лет, и они крутят меня и выкручивают, чтобы я занес им пару копеек. Но я этого не делаю – и они тянут-тянут, а сделать ничего не могут. Я хожу на допросы, я хожу в суд – без вопросов… Дело можно закрыть без вопросов, но я этого не делаю, потому что чувствую, что я прав».

Интересная деталь, которая могла отразиться на успешном бизнесе с «Укртрансгазом» — отец Демченко, Николай Демченко, ранее возглавлял в этой госкомпании управление энергетики.

Остальные «экспонаты»

Этот перечень владельцев домов, конечно, не является исчерпывающим. Недвижимость в «Французском городке» также имеют:

— Неля Трунова (360 квадратов), жена Вячеслава Трунова, бывшего заместителя Анатолия Мельника по прокуратуре Киева, позже — Днепровского экологического прокурора и прокурора Одесской области.

— Галина Фаринник (550 квадратов), жена бывшего главы Главного следственного управления МВД Василия Фаринника.

— Елена Шелудченко и Ольга Троян (два дома по 580 квадратов), соответственно — жена и дочь экс-главы НАК «Нафтогаз» Владимира Шелудченко.

— Олег Рафальский (530 квадратов), сын Олега Рафальского, экс-заместителя главы Администрации Президена Сергея Левочкина.

— Наталья Запорожан (580 квадратов), жена ректора Одесской медицинской академии Валерия Запорожана.

Оккупационное правосудие

Сегодня застройщик этого лагеря элитных пионеров Сергей Шевченко жалуется – последние несколько лет не контролирует ни своё строительство, ни фирму, которая его проводила.

Лет шесть назад, якобы опасаясь рейдерства, Шевченко завел свое ЗАО «Киевгума» в банкротство, а вот вывести уже не смог: «Между кредиторами и «Киевгумой» была достигнута договоренность о том, что мы выходим из банкротства, мы подписали мировое соглашение… Но тут неожиданно появился Кудляк. Его суд на этапе мирового соглашения поставил ликвидатором, хотя мы на ликвидацию не планировали идти… С тех пор продолжается война между Кудляком, теми лицами, которые за ним стоят, и нашим предприятием».

Вот только Шевченко недоговаривает: война у него на два фронта, и один из них оккупационный. Еще в 2008 году «Киевгуму» перерегистрировали в Симферополе. Дело о банкротстве, соответственно, открывали в местном суде. И теперь фирму выводят из банкротства там же, только это уже российские суды оккупированной территории.

22 декабря 2015 Арбитражным судом республики Крым было принято решение о закрытии производства по делу о банкротстве «Киевгумы» по российским законам. Согласно принятому в 2015 году, после оккупации, Федеральному закону «Об урегулировании особенностей несостоятельности (банкротства) на территориях Республики Крым…», к делу «Киевгумы» был применен Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)». Первый закон предусматривает прекращение банкротства, если требования кредиторов удовлетворены, а второй — если отсутствуют средства, достаточные для возмещения судебных расходов и процедур, применяемых при процедуре банкротства, в т.ч. расходов на арбитражного управляющего. На дату суда, говорится в решении, требований к должнику не поступало, а средств на покрытие указанных расходов не нашлось. Поэтому производство закрыли.

Впрочем, стоит отметить, что смысла в этом мало: решения судов оккупированного Крыма Украине не признают.

Коттедж как лом

Между тем имуществом «Французского городка» распоряжается ликвидатор Евгений Кудляк. А распорядитель он странный. И ловкий.

Мы пообщались с Александром Бондарем, одним из инвесторов «Французского городка». Бондарь рассказал: вложился в строительство еще лет десять назад, полтора миллиона инвестировали с женой в таунхаус, однако право собственности никак не удавалось оформить – сначала работы прекращали из-за кризиса, потом произошло банкротство застройщика. Все ждал, пока ситуация образуется, пока в позапрошлом году не узнал, что его дом продали кому-то другому. Рассказывает, пытался пообщаться с ликвидатором, но тот уверен, что сделал все правильно, ведь права на те дома так и не были закреплены за инвестором:

«Он считает, что вполне правильно поступил, он считает это имущество бесхозным, что мы к нему обратились, не пошли на контакт, поэтому он считает, что мы не имеем никаких прав на эти дома».

Реконструируем схему по материалам судебных решений и копиями договоров, полученных от застройщика Сергея Шевченко. В октябре 2014-го «Киевгума» продала десять объектов на территории городка ООО «Техническое промышленное снабжение». Но продала не как дома, а как строительные материалы, которые якобы должны были остаться после того, как дома разберут — кирпич, черепицу, окна и двери, монолитный железобетон.

Продавали не напрямую, а через консультационную фирму — ООО «Консультационная фирма Welcome». Она действовала по поручению и за счет ООО «Техническое промышленное снабжение» на основании так называемого соглашения комиссии. Что характерно, в договоре комиссии четко прописано: покупатель поручал приобрести не строймусор, а «здания жилые или такие, которые предназначены для проживания людей».

Согласно договору комиссии, общая сумма, на которую консультанты должны купить недвижимость — до 6 млн грн. А по данным судебных решений, уложились еще в меньшую сумму – 10 объектов общей площадью 4811 кв.м. были отчуждены за 2.820.000 грн. Притом, что только в один из них, по словам Бондаря, он инвестировал полтора миллиона. 

Затем соглашение «зацементировали» судебным решением Печерского суда. Две фирмы подали друг на друга встречные иски, ООО «Техническое промышленное снабжение» требовало зарегистрировать право собственности на имущество, ООО «Консультационная фирма Welcome» — рассчитаться по договору комиссии. И суд согласовал. Кстати, принимал это решение — знаменитый судья Сергей Вовк. Тот самый, который сажал за решетку экс-министра МВД, а ныне народного депутата Юрия Луценко. Новым владельцем дома Бондаря оказался экс-прокурор Крымский и Одесский — Степан Молицкий.

Позже решение Вовка в части о признании права собственности за ООО «Техническое промышленное снабжение» было отменено в апелляции – судьи в частности заметили несоответствие в договорах продажи и комиссии, где по первому речь шла о стройматериалах, а по второму о недвижимости. Также в решении суда указано, что имущественные права на здания имеют инвесторы на основании гражданско-правовых сделок и на основании проведенного в полном объеме финансирование их строительства.

Кроме того, по факту «составления ложных официальных документов» было возбуждено уголовное производство, расследованием которого занимается Главное следственное управление Национальной полиции.

Пионерская легализация

Между тем, под вопросом до сих пор остается земля. Как вы помните, земля под городком официально всё еще принадлежит общине столицы. После стольких лет ее стали переоформлять в статус более или менее соответствующий реальной ситуации. А заодно частично приватизировать.

Ликвидатор «Киевгумы» продвигает в Киевсовете новый проект. По этому проекту, вид использования земельного участка должен быть изменен, и на ней должны разрешить строительство, эксплуатацию и обслуживание таких объектов рекреационного назначения, как «дачи». Постфактум, ведь здесь всё уже давно построено. Сам же цельный земельный участок предлагают раскроить на ряд маленьких, участки под домами передать в собственность жителей городка, остальные оставить в аренде «Киевгумы». Бесплатно приватизировать хотят 1,75 гектара.

Сегодня рыночная стоимость сотки земли в Конча-Заспе — более 200 000 грн. То есть, в случае приватизации Киев подарит жителям «Французского городка» земельные активы на сумму около 36.000.000 гривен.

Однако Владимир Прокопов говорит, спешить не стоит: для начала Киевсовет будет разбираться, насколько законным было строительство.

В.П.: Если вы просите у КГС землю для эксплуатации и обслуживания детской базы, то, будьте добры, эксплуатируйте и стройте детскую базу отдыха. И не стройте жилые дома… Я думаю, что без разъяснения от правоохранительных органов, каким образом произошло так, что целевое назначение было одно, а получили ситуацию совсем другую – решение Киевсовета не может быть принято.

НГ: То есть, вы предполагаете, что участки могут быть не оформлены и частную собственность?

В.П.: Я не хочу предполагать, мы будем руководствоваться фактами. Если будет установлено, что были допущены нарушения, то он даже не будет вынесен на пленарное заседание КГС.

Ни статус, ни погоны жителей «Французского городка», отмечает Прокопов, на это решение не повлияют:

НГ: А если я вам скажу, что среди этих 50 «поселенцев» есть экс-министр обороны, судья ВХСУ, пятерка бывших прокуроров и тому подобное?

В.П.: Послушайте, даже если там есть представители руководства государств «Большой семерки» — нам все равно.

Поэтому что будет с землей и домами в Конча-Заспе – пока неясно. А вот чего там точно уже не будет, так это детского лагеря.

Справка:
ЗАО «Киевгума» основано в 2001 г., первыми владельцами было ОАО «Киевгума» (41%) и ООО «МАС» (59%), основным совладельцем которого в свою очередь до 2006 г. был Сергей Шевченко. С 2006 основная доля в «МАС» перешла к ООО «Шико-2004», совладельцем которого с 2008 г. стал Андрей Иваняс из Трускавца. По последним данным SMIDA, минимум с 2011 г. ЗАО «Киевгума» на 92% принадлежит этому же Андрею Иванясу. Дело о банкротстве «Киевгумы» было открыта по иску этого самого ООО «Шико-2004».

По материалам ord-ua.com