Евгений Бакулин

Евгений Бакулин попадет за решетку за грязные делишки в «Нафтогазе»?

Скорее всего нет, потому что стараниями украинской Генпрокуратуры он превратился в очередного неуловимого Джо. К сожалению, вместо реальной борьбы с коррупцией, ведомство Юрия Луценко устраивает украинцам и Западу очередной спектакль, который вновь не будет иметь развязки и финала. А ведь Евгению Бакулину есть за что ответить перед обобранной им страной, и не только за пресловутые «вышки Бойко».

Но самое поразительное, что сам Юрий Бойко, чье имя годами звучало в названии этого скандального дела, так до сих пор и не предстал перед украинским правосудием, оставаясь то ли неприкасаемым, то ли невидимым для следователей Луценко. Более того, теперь это дело стараются переименовать в «вышки Януковича», списав всю основную вину на свергнутого президента, на его бежавшее окружение, а также на бывшего главу «Нафтогаза» — который, кстати, тоже давно сбежал.

Швондеры и Шариков

Бакулин Евгений Николаевич родился 29 сентября 1956 года в городке Кстово Горьковской (ныне Нижегородской) области. Затем их семья переехала в УССР, в Донбасс, где после окончания школы юный Женя Бакулин поступил в Славянское авиационно-техническое училище гражданской авиации. Это был расчетливый выбор: хотя училище готовило лишь технический персонал, учеба в нем засчитывалась как служба в армии.

Впрочем, в некоторых противоречивых вариантах его биографии утверждается, что училище он до конца якобы не окончил, и что в 1976-78 г.г. Бакулин находился «в войсках». Другие же уверяют, что в этот период он работал по распределению, в техслужбе аэропорта. С экономической точки зрения такая работа Бакулина не удовлетворяла, даже при том, что он специализировался по ГСМ. Источники SKELET-info сообщали, что он даже пытался что-то «тырить», но неудачно. В итоге, проработав по специальности два года, Бакулин стал искать себе новое призвание.

Следующие шесть лет его жизни скрыты туманом недомолвок: в биографии указано, что он работал простым рабочим на нефтеперерабатывающих заводах. Однако на всём Донбассе (даже на всём востоке УССР) есть только один НПЗ – это Лисичанский, запущенный в 1976 году. А в биографии Бакулина написано, что он устроился на него работать в 1984-м, страшим оператором установки. Мотался ли он по всему Союзу? Может быть. Но всё равно вопрос о том, где и что Бакулин делал в период с 1978 по 1984 год остается открытым. На это счет даже имеются неподтвержденные слухи, что он якобы мотал срок за хищения (позже погасив судимость, как и Янукович), где и познакомился с «авторитетными людьми», сыгравшими потом большую роль в его дальнейшей карьере.

А ведь кто-то всё же продвигал Евгений Бакулина тогда в 80-х. Судите сами: человек без специального образования (вряд ли в авиационно-техническом его учили крекингу нефти), вчерашний чернорабочий был поставлен старшим оператором установки, где по штату положено иметь высшее технологическое. Через два года он стал заместителем начальника цеха, в 1991-м начальником цеха, а в 1993-м и вовсе главным инженером предприятия! И это при том, что лишь в 1993-м Евгений Бакулин получил липовый диплом «Славянского международного института управления бизнеса и права» (частный вуз без лицензии, закрытый за нарушения в 1996-м), и только аж в 2004-м настоящий диплом Восточноукраинского университета по профильной «технологии топлива и углеводородного сырья» (да и то заочно, в подарок). Поневоле хочется спросить: а как же он руководил «подочисткой», в смысле таким сложным и опасным во всех отношениях предприятием, как НПЗ? Что за Швондер его туда рекомендовал?

Источники сообщают, что первым Швондером Евгения Бакулина был кто-то из местной «бензиновой мафии», уже сложившийся в 80-е годы. Кто-то очень влиятельный, чтобы сначала протолкнуть своего протеже руководить цехом, а в 1993-м усадить Бакулина на должность главного инженера и заместителя председателя правления образованного на базе завода ОАО «Лисичанскнефтеоргсинтез» (ЛИНОС), для чего тот и обзавелся вышеупомянутым дипломом «менеджера». В 90-е ЛИНОС стал местом столкновения интересов многих группировок: туда пытались пробиться чеченцы (эмиссары Дудаева), имевшие за спиной поддержку украинского МИДа и связанные с Александром Третьяковым (будущим «оранжевым олигархом»), туда лезли «солнцевские» через своих людей в разных украинских группировках (в том числе «Киев-Донбасс») и российских нефтяных олигархов, через латвийские фирмы каналы пробивали какие-то международные ОПГ. Местная «бензиновая мафия» была, конечно, не рада таким «гостям», но у неё не было выхода: собственных источников нефти ЛИНОС не имел, и приходилось идти на сделки с теми, у кого она была. Сделки были разовые, и предприятие то работало, то приостанавливалось. ЛИНОС был центром самых грязных нефтяных схем, даже не коррупционных, а откровенно криминальных, и в них не обошлось без участия Евгения Бакулина.

В такой вот ситуации, в июне 1999-го новым генеральным директором и председателем правления стал Юрий Бойко, местная знаменитость, который вот уже несколько лет называется теневым хозяином региона Лисичанек-Рубежное-Северодонецк. Его происхождение окутано тайной (он скрывает информацию о своих родителях и родне), зато SKELET-info известно, что он учился в Московском химико-технологическом институте имени Д. И. Менделеева на оборонном факультете «органические соединения азота», и еще в советское время сделал стремительную карьеру на рубежанском заводе «Заря» (производство порохов, ВВ, ракетного топлива). У Бойко были огромные связи — в КПСС, в советских оборонных ведомствах, в КГБ, и эти связи тянулись в Москву.

Юрий Бойко

Юрий Бойко

Так вот, до 1999 года Юрий Бойко был просто одним из местных «красных директоров», но затем его большие связи заработали. Бойко словно вынули из обоймы запасных кадров – и начали назначать то на одно, то на другое ключевое место. Он возглавил ЛИНОС – и через год 67% акций предприятия продали российской компании ТНК (сейчас ТНК-ВР), что позволило вновь запустить предприятие и сделать Бойко героем в глазах его рабочих. Наладив работу ЛИНОС-ТНК, Бойко покинул завод, чтобы возглавить «Укртатнафту», а потом «Нафтогаз» — и тут уже никто даже не скрывал, что за Бойко стоит российские нефтяные компании, а за ними – Кремль и ФСБ («гебешники» вкладывались в нефтяные акции с начала 90-х). Вместе с этим пошедший на повышение Бойко стал связующим звеном между своим регионом и Киевом, а также Москвой – что и позволило ему стать во главе местной элиты, обойдя в этом её прежнего лидера Юлия Йоффе. Ну а вместо себя на посту председателя правления ЛИНОСа, а также на должности исполнительного директора, он оставил Евгения Бакулина — с которым не просто хорошо сработался, а просто-таки спелся. Именно Бойко стал для Бакулина вторым Швондером, и дальнейшая карьера Евгения Николаевича теперь уже строилась исключительно благодаря покровительству Юрия Анатольевича.

Во главе «Нафтогаза»

В январе 2002 года Юрий Бойко получил должность главы «Нафтогаза», а в августе 2003-го заместителя министра топлива и энергетики Украины. За собою в Киев он потащил и своих людей, среди которых был и Евгений Бакулин. Ему Бойко доверил один из самых ключевых постов топливной сферы: генерального директора «Укргаздобыча», крупнейшей газодобывающей компании Украины. Это было время больших газовых схем. Внутри Украины приближенные к трону лица делали на газе состояния – и в первую очередь на отечественном, поставляемом «Укргаздобычей». На межгосударственном уровне шла борьба за главный транзитный поток в Европу, что было стратегической целью России. Тогда Украина закупала более 50% объемом потребляемого газа в Туркмении, что не устраивало Москву, желавшую самой скупать, а потом перепродавать среднеазиатский газ. Роль Бойко в этом процессе была весьма любопытна: с одной стороны, он заключал с Туркменистаном выгодные для Украины контракты по поставкам газа в обмен на бартерную оплату (товарами и услугами), но с другой не обеспечил выполнение этой оплаты – что потом послужило поводом для демарша туркменской стороны. А еще именно Бойко передал контракт на поставку туркменского газа компании «РосУкрЭнерго» (с 1 января 2005 года), являвшуюся детищем «Газпрома» и тогда еще малоизвестного олигарха Дмитрия Фирташа, за которым, как считает SKELET-info, стоял сам Семен Могилевич.

Но газовые интересы Бойко напрямую касались и региона Лисичанск-Рубежное-Северодонецк, где крупнейшим предприятием был Северодонецкий комбинат «Азот». Работа предприятия полностью зависит от газа, а значит контролировавшие газ Бойко и Бакулин фактически брали под контроль «Азот», а заодно и городскую ТЭЦ. В 2004 году «Азот» приватизировали: создали одноименное ЗАО, куда перешли прибыльные цеха, и продали часть акций предприятия компании «World White Chemical» Александра Ровта (украинский эмигрант, гражданин США). Тогда среди информированных людей ходили разговоры о том, что на самом деле «Азот» поделили на троих: одна доля досталось Ровту как организовавшему сбыт продукции, другая доля директору комбината Кунченко и «отцам города», а третья – группе Бойко, за поставки газа. И ведь это был всего один промышленный регион страны!

Все эти схемы приводили в ярость бывшую «газовую принцессу Украины» (сколько денег мимо проплывало!), и когда в марте 2005 года сформировалось правительство Юлии Тимошенко, Бойко и Бакулин были немедленно уволены со своих постов. Но ненадолго: в августе 2006 Бойко был назначен министром топлива и энергетики в правительстве Януковича, а через месяц Бакулину вернули пост главы «Укргаздобычи» и добавили к нему и.о. председателя правления «Укртранснефти». А в марте 2007-го Евгений Бакулин был назначен на должность председателя правления «Нафтогаза», оставаясь на ней до второго пришествия Тимошенко в декабре 2007 года. СМИ сообщали, что Бойко лично лоббировал Бакулина на этот пост как стопроцентно своего человека, при этом сместив с него Владимира Шелудченко – называвшегося человеком Андрея Клюева.

В марте 2010 года, после победы Януковича, они оба вернулись: Бойко на должность министра энергетики, а Бакулин в кресло главы правления «Нафтогаза». А вместе с Бакулиным вернулся уже его доверенный человек Геннадий Юрьев – его называли другом детства Бакулина, они вместе работали еще на ЛИНОСе, потом дружили семьями. Бакулин и Юрьев были замешаны во всех коррупционных схемах «Нафтогаза» периода 2010-2013 годов. Наиболее известны два эпизода (потому что по ним заводили уголовные дела), это дело о т.н. «вышках Бойко» и дело о контракте «Нафтогаза» с симферопольскими компаниями «ГазУкраина-Коммерс» и «ГазУкраина-Трейдинг» (обе контролировались Курченко).

А вот о фактическом доведении «Нафтогаза» до банкротства тогда говорили мало, а если и говорили, то в контексте обвинений в адрес недобросовестных потребителей газа – мол, плохо рассчитываются! Виноватым также объявляли население, которое якобы потребляло газ по «льготным ценам», хотя тогдашние тарифы соответствовали   реальной стоимости газа украинской добычи (со всеми налогами и маржой). И руководство «Нафтогаза» пыталось покрыть эти долги за счет бюджетных субвенций. Но какова была реальная структура этих долгов? Если обратиться к отчетной статистике «Нафтогаза» за 2012 год, то можно убедиться, что потребители газа были совершенно не причем, да и действующие тарифы были вполне себе окупаемы. Однако «Нафтогаз», в лице его руководства, заигрался в «инвестирование», набравшись банковских кредитов и проворачивая операции с еврооблигациями. В итоге в 2012 году «Нафтогаз» задолжал украинским и российским банкам 61,8 миллиарда гривен (более 8 миллиардов долларов).

Наффтогаз

Задолженность «Нафтогаза» и его дочерних компаний в 2012 году

Этот совокупный долг был результатом нескольких разных афер. Например, в случае с задолженностью перед «Ощадбанком» государство просто «доили», рассчитывая рассчитаться по данному долгу когда-нибудь с помощью государственных же субвенций. «Укргаздобыча» взяла миллиардный кредит якобы для выплат зарплат своим работникам, заявив, что «Нафтогаз» не перечисляет ей деньги за добытый газ (куда же они шли?). Причем, взяла в банках «Надра» (которым владел Фирташ) и «Газпромбанк» — то есть у своих самых страшных конкурентов, просто мечтавших прибрать к рукам добычу украинского газа. Еврооблигации только так назывались, потому что их скупили украинские олигархи и российские компании, и долг по ним грозил «Нафтогазу» потерей статуса государственной компании. Ну и самым интересным был долг «Нафтогаза» перед «Газпромбанком». Только за 2012 год ведомство Бакулина сначала вернуло ему старый кредит на сумму 12,388 миллиардов гривен, и тут же взяло новый на сумму 15,986 миллиарда. Назначение кредитов – расчеты за газ, поставляемый «Газпромом», как и в случае с кредитом, взятого у российского же банка «VTB Capital».  То есть «Нафтогаз» Бакулина оплачивал российский газ российскими же кредитами, воплощая в жизнь сразу два плана Путина: об экспорте российского газа за рубли, и о закабалении «Нафтогаза» с целью получения под контроль «Газпрома» украинской ГТС.

 

Газпром

Структура задолженности «Нафтогаза» в 2012 году

Оба плана осуществлялись при усердной помощи министра энергетики Юрия Бойко, регулярно мотавшегося в Москву. В данном случае все сходились во мнении, что Бакулин лишь выполняет поручения Бойко, и вообще играет роль зицпредседателя «Нафтогаза». Это подтвердилось позже, когда возбуждались уголовные дела, когда арестовывались Бакулин и его заместители, но Юрий Бойко оставался скользким и недоступным для правосудия.

По материалам skelet-info.org