Дмитрий и Михаил Табачник: молочная монополия боатьев?

«Молочка» российских производителей, которая наводнила торговые сети Крыма после закрытия или вытеснения из рынка крупнейших крымских предприятий — заводов ЧАО «Крыммолоко», Сакского и Джанкойского молокозаводов — настолько плохого качества, что в этом вынуждены признаваться даже «министры»-коллаборационисты.Поэтому появление в феврале крымской «молочки», которую «можно есть», вызвало оживленное обсуждение в соцсетях. Производитель не скупится на раскрутку: акционная продажа в торговых центрах, реклама продуктов  из «свежего фермерского молока» — в избытке, во всех форматах и с участием чиновников марионеточной власти. Особый акцент — новое суперсовременное производство стало возможным в Крыму только после аннексии Россией.

«Коровы — из Голландии, линия на заводе — итальянская, упаковка — шведская, и даже фруктовый наполнитель для йогуртов — от австрийской компании. А как же санкции?!», — написал нам крымский читатель.

И действительно, как такое возможно в Крыму, который находится под санкциями ЕС и США, запрещающим своим компаниям поставки оборудования и технологий на оккупированную территорию Украины? Кому принадлежит этот бизнес и кто в него инвестирует?

Мы нашли ответы на эти вопросы. В этой истории, которую Центр журналистских расследованийотслеживал с самого начала, был украден не только Крым. В первой части расследования мы расскажем, кому принадлежит этот молочный бизнес, во второй — кто и как нарушил санкции для того, чтобы этот он состоялся.

Фото: Михайло Табачник, Facebook

Дефицит своего молока в Крыму был  всегда. До аннексии полуострова Россией крымские производители  молочных продуктов обеспечивали своих потребителей лишь на треть. Остальное поступало из материковой части Украины. Но в этом был свой плюс: больший выбор, конкуренция качества/цены позволяли крымчанам покупать лучшее/доступное из широкого предложения. После оккупации Крыма украинская «молочка» была одним из самых востребованных продуктов на полуострове. По данным Государственной фискальной службы, полученными на запросы Центра журналистских расследованиймолочные продукты, поставлявшиеся в Крым в 2014-2015 г.г. занимали третью  после нефтепродуктов и мяса позицию.

Отсутствие днепровской воды сказалось на производстве всей продукции сельского хозяйства полуострова. С января 2016 года, под давлением Гражданской блокады, Кабмин Украины прекратил все товарные поставки на оккупированные территории Крыма. Обещания оккупационной власти быстро восполнить эти ресурсы были выполнены своеобразно: российские производители наводнили рынок своей продукцией, сметая на пути крымских конкурентов.

Она была столь низкого качества, что 40 процентов молочных продуктов, которые поставлялись в школы и детсады Крыма, в 2017 году были официально названы фальсификатом. В «молоке» были обнаружены растительные жиры и консерванты, а в сырах — антибиотики.  Отсюда и значительно более низкая стоимость российской продукции, в сравнении с крымской, ставшей неконкурентоспособной.

И вдруг в апреле этого года на крымских прилавках возникает вполне съедобная, причем,  крымская «молочка» под ТМ «Долина легенд».

«Одни и те же люди»

К созданию продукции под этим товарным знаком приложились  три компании: связанные одним учредителем ООО «Крым-фарминг» и «Юг Молоко», и «Крыммолоко».

Молочная ферма ООО «Крым-фарминг» на 5 300 голов коров, как сообщает его руководство, находится в пгт Первомайское. Молочный комплекс построен на базе украинского госпредприятия — «Совхоза-завода имени 1 Мая».

Завод по производству молочных продуктов из молока этой фермы находится в пгт Раздольном. Производитель — ООО «Юг молоко», зарегистрированное в Красноперекопске. Новое оборудование установили в здании Раздольненского маслодельного завода, который входит в структуру ЧАО «Крыммолоко». Печальную историю убийства этого крупнейшего крымского производителя мы напомним чуть позже. Сейчас же вернемся в самое начало этой бизнес-истории.

Фото: kianews.com.ua

В 2012 году крымский Совмин Анатолия Могилева получил от Киева щедрый подарок. Распоряжением Кабмина Украины в сферу управления правительства Крыма были переданы целостные имущественные комплексы 12 аграрных госпредприятий и военных совхозов. 9 октября 2012 года Совмин утвердил акты их приема-передачи и уже на следующий день объявил о поиске инвесторов.

Но никакого конкурса инвестпроектов проведено не было. Желающих вложиться в Совхоз имени 1 Мая оказался аж один — ООО «Крым-Дейри». Оно было  зарегистрировано в пгт. Первомайском всего за два месяца до этого, причем — какая прозорливость! — аккурат по адресу совхоза, инвестором и арендатором которого смогло стать в будущем!

В 2013 году правительство Крыма подписало меморандум с «Крым-Дейри». Сообщалось, что на базе совхоза-завода будет создан один из крупнейших в Украине молочно-товарных комплексов. Объем заявленных инвестиций — 190 млн гривен. В июне 2013 года Кабмин Николая Азарова согласовывает передачу целостного имущественного комплекса (ЦИК) ГП «Совхоз-завод им. 1 Мая» в аренду. В объявлении Фонда госимущества максимально возможным сроком аренды указано 49 лет. ЦИК госпредприятия был оценен 5,9 млн гривен, при этом стоимость материальных активов, которые выкупаются арендатором, — 687 тыс. грн.

Несмотря на то, что медийным раскруткой «Крым-Дейри» занимался весь Совмин с Анатолием Могилевым во главе, договор аренды был заключен с другой фирмой  —  ООО «Крым-Фарминг».

«Здесь никакого конкурса не было. И за одним, и за другим предприятием стоят одни и те же  люди. Там проблемы никакой нет», – объяснял Центру журналистских расследований тогдашний министр АПК Крыма Николай Полюшкин.       

Николай Полюшкин, экс-министр АПК Крыма

Что это за «одни и те же люди» узнать было просто, имея информацию из ЕДРПОУ. До декабря 2012 года в учредителях «Крым-Дейри» значилось ООО «ТИКО констракшен» Михаила Табачника — родного брата экс-министра образования Дмитрия Табачника. С марта 2014 года Дмитрий Табачник находится в санкционном списке ЕС вместе с другими сподвижниками Виктора Януковича, в 2015 году объявлен СБУ в розыск. Ему инкриминируют завладение госимуществом стоимостью 35 млн гривен, которое находилось на балансе предприятий и организаций, подчиненных Минобразованию, в пользу компаний, связанных с его братом. На средства Дмитрия Табачника в украинских банках и недвижимость наложен арест, но в международный розыск его не объявляли, а дело все еще не расследовано.

Ничем не ограничен в своих действиях и Михаил Табачник, в пользу бизнеса которого якобы злоупотреблял своими служебными обязанностями старший брат. Поэтому он свободно живет в Украине и много путешествует по миру, летает через Минск в Россию, время от времени наведываясь и в оккупированный ею Крым, с которым его связывает уже длительная бизнес-история.

Михаил и Дмитрий Табачники, фото: Антикор

В 2012 году Михаил Табачник и его партнер Владимир Слабовский продали принадлежавший им холдинг «Т и С», в который входил и «Крымхлеб»,  группе компаний Lauffer депутата-регионала Александра Лещинского. После продажи руководство «Крымхлеба» «переехало» в молочный бизнес Табачника. ООО «Крым-фарминг» возглавила Татьяна Хмиль, бывший многолетний гендиректор «Крымхлеба»,  а трое бывших его руководящих сотрудников были записаны номинальными учредителями. Среди них и Михаил Мацуняк — последний, «переходный» гендиректор «Крымхлеба» и … нынешний руководитель ГП «Совхоз-завод им. 1 Мая» и председатель комиссии по его прекращению.

Решение о прекращении госпредприятия «путем его реорганизации через присоединение к арендатору — ООО «Крым-фарминг», Совмин Могилева принял в октябре 2013 года. Судя по записи в Едином госреестре, процедуру завершить не успели — предприятие все еще государственное  и числится «в состоянии прекращения».

В 2014 году, после оккупации Крыма РФ и бегства из Украины Табачника-старшего в структуре собственности компаний Табачника-младшего произошли перемены — он исчез из регистрационных данных, а учредителями и бенефициарами были записаны топ-менеджеры. Так, одна из основных компаний — «ТИКО констракшен» с 2015 года зарегистрирована на бывшего директора Игоря Черненко и сменила название на Investment Development Property. Дабы его не называли номинальным (то есть, подставным) владельцем, Черненко подал иск в суд против издания РБК-Украина, выиграл дело  и требует, чтобы его не связывали с Табачниками. Что, согласитесь, весьма проблематично.

ООО «Крым-Дейри» с 2014 года не только несколько раз сменило юридический адрес, прописавшись в Киеве, но и название.

ООО «Крым-фарминг», как и многие крымские бизнесы, после аннексии Крыма существует в двух юрисдикциях — Украины и России. В марте 2015 года у нее полностью сменились учредители. В украинском реестре на смену «Крым-Дейри» и физлицам-крымхлебовцам пришли московское ООО «Фермер-К» и киевское «ТИКО сервис», которое затем сменила Наталья Куликова, возглавлявшая несколько компаний из орбиты Табачника.

Татьяна Хмиль и Сергей Богомолов

В российском ЕГРЮЛ структура «Крым-Фарминг» сходная: доля в 79% принадлежит ООО «Фермер-К», а 21% записан на другую доверенную руководительницу Табачника  — Татьяну Хмиль. «Фермер-К» принадлежит также доля в 90% в ООО «Юг молоко», где Хмиль уже  — директор.

Учредителем ООО «Фермер-К» в госреестре значится москвич Еркин Шукурлаев, а руководителем — Сергей Богомолов, который был первым руководителем «Крым-Дейри». Сейчас же на него зарегистрирована 10-процентная доля в «Юг молоко». Такой вот кругововорот менеджеров в природе бизнеса Табачника-молочника.

Владельцы номинальные и вероятные

На первый взгляд может показаться, что Михаилу Табачнику, дабы спасти от рейдерской «национализации» по-аксеновски свой крымский бизнес, довелось продать контроль над ним московской компании Еркина Шукурлаева, оставив себе «на хлеб» небольшие доли, зарегистрированные на надежных топ-менеджеров.

Но верится с трудом. Скорее всего, в прятки с переписыванием активов Табачник решил играть из-за боязни попасть под западные санкции, запрещающие инвестиции в экономику оккупированного Крыма, поставку новых технологий и оборудования. Да и кто знает, как повернется дело со «спящим» уголовным производством в отношении Табачника-старшего.

Михаил Табачник, Симферопольский район Крыма Фото: Facebook Михаил Табачник  27 мая 2016 года 

Считать Еркина Шукурлаева номинальным собственником крымского молочного бизнеса оснований несколько. Выпускник Киевского высшего военного авиационного инженерного училища (1988-1993), хоть и имел до совместных с Табачником проектов свой бизнес в Москве, на до статуса крупного инвестора явно не дотягивает. Уставной капитал двух ООО, где Шукурлаев и учредитель, и директор — БТМ (торговля фруктами и овощами) и «Инжстрой» (общестроительные работы) — 30 тыс. рублей. С 2009 года он зарегистрирован как индивидуальный предприниматель с видом деятельности «Торговля розничная, осуществляемая непосредственно при помощи информационно-коммуникационной сети Интернет».

В сети Еркин Шукурлиев продвигает… компьютерную программу «Священный Коран и Хадисы Пророка», грант на разработку которой, а также последующего софта для мобильных устройств был предоставлен Фондом «Русский мир». В рамках целевых проектов «Время говорить по-русски».

Еркин Шукурлаев Фото: Facebook Шукурлаев Ёркин

«Хочется без преувеличения отметить, что выход в свет компьютерной программы «Священный Коран и Хадисы Пророка» – большое событие для всех мусульман, которых, помимо духовного единства, сближает русский язык», – говорится в благодарственном послании муфтия Равиля Гайнутдинова руководителю фонда «Русский мир» Вячеславу Никонову.

В своей статье к юбилею  Фонда «Русский мир» в 2017 году Еркин Шукурлаев расказывает, что идея создания мультимедийной версии Корана у него появилась еще в 2007 году,  годы ушли на по­пытки «делать программу кустарно, с привлечением друзей, с большими перерывами в работе». Прорыв произошел, когда проект духовно поддержал председатель Совета муфтиев России, а материально — директор фонда «Русский мир»  Никонов.

Собственно, этот проект Шукурлаев называет главным своим занятием в информации о себе в Linkedin и Facebook , а вовсе не солидный молочный бизнес, владельцем которого он якобы является сам и в партнерстве с Табачником. Да, есть компания, где Михаил Табачник присутствует  лично — это ООО «Экофарминг». Михаилу Табачнику здесь принадлежит доля в 49%, Шукурлаеву — в 31, остальные 20 % — у директора фирмы Михаила Кожича. Фирма была зарегистрирована в Москве в мае прошлого года, но уже сделала громкую заявку о миллиардном проекте козьей фермы.

На всероссийском инвестиционном форуме Сочи-2018 Михаил Кожич подписал соглашение с губернатором Подмосковья Андреем Воробьевым. В Щелковском районе Подмосковья компания Табачника планирует создать новый комплекс на 5 тысяч голов дойного стада коз. Сумма заявленных инвестиций — 1 миллиард рублей.

Молочная ферма ООО «Крым-фарминг» Фото www.delaval.ru

Немаловажная деталь для понимания вероятного источника инвестиций: 100% доля Еркина Шукурлиева в «Фермер-К» и доли Шукурлиева и Хмиль в «Крым-фарминге» находятся под обременением, то есть, в залоге, до полного исполнения обязательств по договору. Залогодержатель — Компания с ограниченной ответственностью EPIVANON INVEST LIMITED, зарегистрированная в 2010 году на Кипре. Выписка из кипрского реестра имя конечного бенефициара не открывает — компания  оформлена на «непробиваемую» офшорную фирму GT Global Opportunities Fund, зарегистрированную на Каймановых островах. А до этого были две компании с Тортолы (Британские Виргинские острова).

Что сказал Табачник?

Так получилось, что общение с Михаилом Табачником происходило в мессенджере Фейсбука в промежутках между его рейсами — выходные он проводил зарубежом.

«Возможно Вы меня с кем-то другим перепутали. Я не занимаюсь молочным бизнесом вообще и в Крыму в частности. Поэтому вряд ли могу быть Вам полезен», — ответил Табачник на сообщение о подготовке материала о его молочном бизнесе в Крыму и предложении ответить на вопросы, его касающиеся.

А как же «Экофарминг»? Или Шукурлиев сам инвестирует миллиард в козью ферму в Подмосковье?

«Возможно. Это у него надо спросить», — отшутился Табачник, владеющий наибольшей долей в этом проекте.

Михаил Табачник также сообщил, что к компании EPIVANON INVEST LIMITED отношения не имеет — « Это сейчас легко проверить ». Нет, нелегко, потому как компания спрятана в глухом офшоре. Хотя, возможно, правительства Британских Виргинских и Каймановых островов до 2020 года и откроют бенефициаров зарегистрированных на островах компаний, как того требует Великобритания. Но есть еще Панама, Белиз, Сейшелы, Маршалловы острова …

Мы отправили господину Табачнику запрос на получение публичной информации — об использовании имущества ГП «Совхоз-завода им.1 Мая», право аренды которого, вместе с корпоративными правами  компании-арендатора  ООО «Крым-фарминг»,  перешло московскому «Фермеру-К». Нас также интересовало, как г-н Табачник въезжает на оккупированную территорию Крыма и выезжает из нее.

«К названным компаниям я отношения не имею. И соответственно не владею информацией о них. На территорию Крыма несколько раз въезжал через контрольный пункт пропуска Чонгар. Иногда переходил пешком. Всегда и туда и обратно через один и тот же пункт пропуска. В паспортах имеются соответствующие отметки 😄», —  ответил Михаил Табачник.

Да, действительно, КПВВ каждый раз был один и тот же. Но не «Чонгар», а «Каланчак». По информации, которой располагает Центр журналистских расследований, с 2015 года (с начала действия Порядка въезда и выезда в/из Крыма) Михаил Владимирович Табачник пересекал это КПВВ на админгранице с Крымом пять раз. То есть, один раз — только в одну сторону. 5 августа 2016 заехал в Крым, а в следующий раз прошел «границу», прилетев в Борисполь рейсом из Батуми.

Но в Крыму Михаил Табачник бывал чаще и об этом свидетельствуют фото, которые и он сам, и его друзья размещают в соцсетях.

Михаил Табачник, Дмитрий Табачник, Андрей Демиров, Еркин Шукурлаев 28 мая 2016 г Фото: Facebook Андрей Демиров

Прекрасный снимок на маковом поле с геолокацией вблизи Симферополя, который размещен выше, датирован 27 мая 2016 года. А вот этот — с братом Дмитрием Табачником, крымским бизнесменом — бывшим советником председателя правления «Крымхлеба» Андреем Демировим и партнером Еркином Шукурлаевым был размещен 28 мая 2016 года. Но данных о том, что Михаил Табачник в мае 2016 года законно заезжал в Крым, нет! Он говорит, что мог разместить фото не тогда, когда они были сделаны. Мог. Но маки! — они цветут в мае и очень быстро отцветают). К тому же, второе фото взято из профиля Андрея Демирова. У нас есть версия, как в тот раз господин Михаил попал в Крым. 23 мая от вылетел из Киева в Минск, оттуда — в Москву, а уже потом, вместе с братом-беглецом и партнером, — в Симферополь. По дороге на Южный берег не смог удержаться — сфотографировался в маках (у кого только нет тех майских маков?!). А вернулся в Киев рейсом из Минска 30 мая.

Это лишь один визит, конечно, но не будем утомлять читателя. Потому что поездки братьев Табачников в нарушение украинского закона — не самое главное в этой истории об их  новом молочном бизнесе в оккупированном Крыму. Во второй части расследования мы ответим на вопросы нашего читателя, с которого и началось это расследование: как могло случиться, что, вопреки западным санкциям, ферма и завод «Крым-фарминга» и «Юг молоко» укомплектованы новейшим европейским оборудованием.

P.S. Поскольку поступили вопросы по поводу достоверности причастности Михаила Табачника (братьев Табачников) к молочному бизнесу в Крыму, отрывая от сердца второй части расследования, публикуем фото с официального сайта министерства сельского хозяйства Ставропольского края РФ. 12 апреля 2017 года министр сельского хозяйства Ставрополья Владимир Ситников и первый замминистра Алексей Руденко провели рабочую встречу с представителями ООО «Крым-Фарминг» по поводу открытия в Александровском районе молочной фермы этой крымской компании. Фамилии в сообщении не называются, но представителя  компании слева, надеемся, вы узнаете.

Источник:   investigator.org.ua