ДФС «дает прикурить». Почему фискалы воюют с «Филип Моррис»

ДФС «дает прикурить». Почему фискалы воюют с «Филип Моррис»

В ГФС считают, что табачный гигант «Филип Моррис Украина» недоплатил в бюджет более 630 миллинов гривень. Правы ли фискалы, и чем это может обернуться для Украины.

В Украине уже почти два года длится не особо публичный масштабный налоговый спор, в который вовлечены Национальный банк, Минэкономразвития, Минфин, бизнес-омбудсмен, ГФС и один из крупнейших налогоплательщиков — табачная компания «Филип Моррис Украина».

Фискалы обвиняют украинскую «дочку» мировой корпорации в нарушениях при импорте сырья и считают, что табачники недоплатили почти 640 миллионов гривень в госбюджет.

«Филип Моррис» отрицает обвинения ГФС и пытается доказать свою правоту в украинских судах. Последние на данный момент приняли промежуточные решения, которые пока не проясняют ситуацию.

До сих пор спор не выходил в публичную плоскость и о нем мало что было известно. В распоряжении ЭП оказался пакет документов, который позволяет понять, в каких именно нарушениях обвиняет фискальная служба табачников, и какие органы задействованы в этой битве.

Из-за рекордного взыскания и количества органов, вовлеченных в этот процесс, этот прецедент претендует войти в историю налоговых споров Украины. Опрошенные ЭП юристы считают, что «слава» тут сомнительная, так как независимо от результата этот кейс рискует стать очередным негативным сигналом для иностранных инвесторов.

ЭП объясняет, в чем суть спора, и чем это может закончиться.

История разбирательств
Таможенный кодекс допускает оформление товаров в 14 видах таможенных режимов. Один из них — таможенный режим переработки. Он освобождает от уплаты налогов иностранные товары, которые подлежат реэкспорту.

В марте 2015 года «Филип Моррис Украина» обратилась в Харьковскую таможню с просьбой разрешить использовать таможенный режим переработки для листового табака, фильтров для сигарет и этикета пачки. Переработку компания планировала осуществлять на собственных производственных мощностях.

Речь шла о поставках на основании договоров купли-продажи. Согласно им, «Филип Моррис Украина» покупает товары в «Филип Морис интернешнл менеджмент Ес. Ей» (Швейцария), «Амкор тоббакко пекеджинг брабант Б. В» (Нидерланды), ЗАО «Филип Моррис ижора» (Россия).

Закупленные товары должны были пойти на производство товаров для реэкспорта в Японию, Египет, Малайзию. Харьковская таможня разрешила режим переработки, а дальше отношения налогоплательщика и ГФС резко усложнились.

Причина — позиция департамента налогового и таможенного аудита ГФС. Он решил, что компания не права: сырье помещалось в режим переработки на основании договоров купли-продажи, а не на условиях переработки.

По мнению фискалов юридическая загвоздка в том, что договора купли-продажи делали фирму собственником сырья, тогда как режим переработки с освобождением от уплаты налогов позволен только для иностранных товаров.

Еще одна юридическая коллизия возникла на почве уплаты акциза. Налоговый кодекс разрешает экспортировать подакцизные товары без уплаты акцизов.

В одном из писем департамента налогового и таможенного аудита речь идет о том, что реэкспорт — это непозволенный законом льготный экспорт, и компания, помимо таможенных платежей, должна заплатить и акциз. Итого — 4,1 млрд грн.

Весной 2016 года управление ГФС в Харьковской области провело внеплановую проверку компании. По итогам ревизии ведомство обвинило ее в нарушении требований и ограничений таможенного режима переработки, совершении не переработки, а операций по производству и продаже, отсутствии отдельного учета операций с товарами, которые находятся в режиме переработки.

Также в перечне нарушений — отсутствие лицензионного договора на товарные знаки и рецептуру, формирование налоговой отчетности на основании неподтвержденных данных (речь идет об отсутствии актов переработки).

Фискалы подсчитали: компания должна доплатить 635,3 млн грн. Акциза в этой цифре нет, есть импортный сбор, НДС, пошлины. Фирма ответила взаимностью.

«Филип Моррис Украина» категорично не согласна с выводами проверки и считает ее проведенной с нарушением законодательства», — говорится в возражении компании. Сами возражения есть в распоряжении ЭП и занимают 44 страницы.

Их суть в том, что с документами у налогоплательщика все в порядке, рецептура и стандарты передавались надлежащим образом через внутреннюю электронную систему, компания не допустила ошибок при заполнении таможенных деклараций и использовала таможенный режим переработки на основании разрешения Харьковской таможни, которое не менялось и не отзывалось.

Обвинения фискалов относительно статуса товара компания тоже отрицает.

«Таможенный статус товара определяется не договором купли-продажи, а тем таможенным режимом, в котором он находится в конкретный момент.

Наши товары не были импортированы. Например, если я покупаю авто в Польше, но не прохожу процедуру импорта, то тот факт, что я резидент Украины, не делает мой автомобиль «украинским товаром». То есть не прошедшие импортирование товары остаются иностранными», — объясняет управляющий корпоративными коммуникациями компании «Филип Моррис Украина» Алексей Калиниченко.

Летом 2016 года дело дошло до суда. Плательщик обжаловал результаты проверки. Суд первой инстанции он проиграл. Подана апелляция. 9 августа 2017 года состоялось очередное заседание суда. Суд назначил экспертизу документов по делу в Харьковском институте судебных экспертиз имени Бокариуса.

Эксперты должны ответить на два вопроса: уклонилась ли компания от уплаты налогов и велся ли на предприятии отдельный учет операций по этим товарам.

«Мы считаем, что второй вопрос не имеет никакого отношения к делу, поскольку ответ на него не дает понимания, соблюдала ли компания требования режима таможенной переработки. Также для экспертизы мы просили другой институт, который географически не связан с ответчиком», — сообщил ЭП Калиниченко.

Экспертиза закончится через два месяца. Возможно ее обжалование и привлечение международных экспертов. Пока не будет окончательных выводов экспертов, судебные процессы будут приостановлены.

Сложности трактовки
В этой истории есть занимательный факт: внутри подразделений ГФС не было единого мнения по поводу происходящего. Судя по официальным письмам, позиция департамента по вопросам налогового и таможенного аудита не совпадала с позицией Харьковской таможни и других департаментов ГФС.

Минфин, главный по фискальной вертикали орган исполнительной власти, вел себя не агрессивно. Письма министерства были, в основном, разъяснительными. В них в том числе говорится о том, что договора купли-продажи не могут быть причиной отказа компании в таможенном режиме переработки.

Бизнес-омбудсмен признал жалобу компании на проверку фискалов обоснованной и посоветовал ГФС рассмотреть ее «непредвзято и всесторонне». Минфину рекомендовал по возможности делегировать своего представителя в ГФС для участия в разбирательствах по делу «Филипп Моррис Украина».

В компании утверждают, что «рвет и мечет» лишь департамент налогового и таможенного аудита ГФС. По словам Калиниченко, компания настаивает на признании департаментом необоснованности своего налогового уведомления.

«Нас удивляет, что усилия ГФС направлено не на создание благоприятных условий для роста экономики, а на преследование одного из крупнейших налогоплательщиков Украины. Таки усилия превращают службу в мощный «офис вытеснения инвестиций», который пока более эффективен двух офисов по привлечению инвестиций при Кабмине и президенте», — говорит он.

ЭП обратилась в фискальную службу с просьбой озвучить свою позицию.

«Налоговый кодекс обязывает должностных лиц контролирующих органов не допускать разглашения информации с ограниченным доступом. Также плательщик не давал разрешения на разглашение информации», — ответили ЭП в пресс-службе ГФС, добавив, что пока идет судебный процесс, комментировать ситуацию преждевременно.

Нетипичный случай
Опрошенные ЭП юристы сошлись во мнении: в юридической практике случай разбирательств ГФС с «Филип Моррис Украина» не самый обычный.

«Большинство споров налогоплательщиков с ГФС сводится к определению реальности операции либо таможенной стоимости ввозимого товара.

На этом фоне споры относительно освобождения от налогообложения товаров, ввезенных в таможенном режиме «переработка на таможенной территории», единичны», — говорит старший юрист АФ Pragnum Алексей Некрасов.

По его словам, это может быть вызвано тем, что риски размытости украинского налогового и таможенного законодательства, а также потенциальных штрафов слишком велики для иностранных инвесторов.

Он дает негативный прогноз для налогоплательщика. В суде компания уже проиграла первую инстанцию. Дальше все зависит от апелляционной инстанции.

«Если апелляционный суд откажет налогоплательщику, решение вступит в силу и начнется принудительное взыскание», — отмечает адвокат Оксана Кобзар. Далее спор может дойти до кассационной инстанции (Верховного суда. — ЭП).

«Таможенный кодекс не содержит требований к виду внешнеэкономического контракта, на основании которого товар помещается в режим переработки. Этого достаточно, чтобы обосновать незаконность доначислений», — отмечает Кобзар.

Если же недостаточно, говорит адвокат, то есть такая норма Таможенного кодекса: если нормы закона допускают неоднозначную трактовку прав и обязанностей субъекта внешнеэкономической деятельности или фискальных органов, решение должно приниматься в пользу предприятий или граждан.

«Должно» — это текст закона, то есть императивная норма, не применить которую суд не может. Аналог этой нормы — презумпция правомерности плательщика налогов, прописанная в Налоговом кодексе», — говорит Кобзар.

Некрасов считает, что решения судов по этому делу станут серьезным звонком для иностранных инвесторов. Они в очередной раз убедятся в фискальной направленности украинских контролирующих органов и судебной власти.

По материалам skelet-info.org