Борис Колесников

Борис Колесников: что мы забыли или не знали о донецком торгаше

Кто разделил десятки миллиардов бюджетных гривен между своими фирмами, подал идею сепаратизма Донбасса, доводил до банкротства и скупал предприятия, и после всего этого не только не понес наказание, но и занял кресло главного экономического эксперта в крупнейшей оппозиционной фракции парламента?

Далеко не каждый украинец вспомнит, что речь идет о Борисе Колесникове, который пытается вернуться в украинскую политику с начисто отмытой от прежних скандалов физиономией и совершенно новой репутацией. И, похоже, что это ему удается.

Согласно последним социологическим опросам, среди украинцев наблюдается резкое падение доверия к ныне действующей власти, с одновременным ростом доверия к тем политикам, кто пребывал в ней всего несколько лет назад. И в Восточной Украине лидерами этого рейтинга оказались Ринат Ахметов (49%), Юрий Бойко (25%), Борис Колесников (17%) и Александр Ефремов (16%). Что ж, украинцы имеют крайне короткую память, что позволяет им почти сразу же забывать обо всем том, что ещё недавно натворили их кумиры! Не менее удивляет SKELET-info и то, что столь же короткую память имеют и правоохранительные органы.

Базарная молодость олигарха

Будучи едва ли не самым близким к Ринату Ахметову человеком, Борис Колесников еще до первого Майдана удостоился титула «донецкого бандита». Это было простейшее обывательское умозаключение: раз Ахметов бандит, а Колесников его правая рука — то он тоже бандит. Но затем в СМИ появилась первая подробная информации о прошлом главных персонажей донецкого клана. И стало известно, что Колесников никогда не был членом рэкетирских «бригад» Ахатя Брагина, он всегда являлся базарным торгашом – и в прямом смысле этого слова, и по своей сути. Если спроецировать психологический портрет Бориса Колесникова на социальные термины XIX века, то не является «хозяином», как Брагин или Ахметов, он даже не тянет на «товарища хозяина» (так называли компаньонов купцов и авантюристов), он типичный «приказчик» хозяйской лавки. Таких типажей немало в современной украинской элите – например, тот же Иван Аврамов, являющийся «приказчиком» Юрия Иванющенко. Впрочем, «приказчики» далеко не последние люди, ведь в большой бизнес, а особенно в большую политику нынче попало немало «половых» и «кухарок» — это именно они чаще и громче всех галдят в телевизоре.

Но прошло еще несколько лет, и появились новые подробности из жизни Бориса Колесникова. Оказалось, что этот с виду нерешительный и мятущийся человек не так и прост, и за ним тянется длинный уголовный шлейф, в котором громкая история с «Белым лебедем» — лишь один из эпизодов. Впрочем, это ничуть не ломало его психологический портрет. Просто, как известно, с кем поведешься, от того и наберешься. А Борис Колесников изначально повелся с «лихими людишками».

Борис Викторович Колесников родился 25 октября 1962 года в городе Жданов (ныне – Мариуполь), а в 70-х его семья переехала в Донецк, где они поселились в квартире нового (на тот момент) девятиэтажного дома №40 на улице Краснозоринской (Куйбышевский район). Однако в своих интервью журналистам Колесников нагло врал, когда рассказывал байки о том, что якобы жил на одной улице с Ринатом Ахметовым. Мол, так и они и познакомились, и вообще Ринат Леонидович честный бизнесмен, и даже мухи не обижал:

Колесников переписка

Но дело в том, что семья Ахметова жила в нескольких километрах от Краснозоринской, в поселке Октябрьский (возле одноименной шахты), ближе к аэропорту – там же, где и его «наставник» Ахать Брагин, более известный как Алик Грек. С 2014 года это район регулярных обстрелов, хотя дом Ахметовых (точнее, выстроенные на месте старого дома хоромы), как говорят, чудесным образом почти не пострадал – еще одна загадка «гибридной войны»!

Фамильная «вотчина» Ахметовых в поселке Октябрьский

Фамильная «вотчина» Ахметовых в поселке Октябрьский

Октябрьский Ахметов

С семейным гнездом Ахметова контрастируют убогие и разрушенные дома их соседей

После окончания средней школы перед Борисом Колесниковым встали две перспективы: либо готовится к экзаменам в вуз, либо готовится к службе в армии. Он поступил иначе: в один прекрасный день юный Борис появился на улице со страдальческой гримасой на лице и заключенной в гипс и поддерживающий металлический каркас левой рукой. Так он, по его же словам, и проходил целых три года. Благодаря заумному диагнозу о полной непригодности к физическим нагрузкам (чуть ли не инвалидности), расписанному на несколько страниц знакомым травматологом его родителей, путь в армию Борису Колесникову был заказан – даже в стройбат. Видимо, это автоматически сняло и необходимость поступать в вуз, поскольку учебу Колесников продолжил аж в 1988 году, поступив заочно в техникум советской торговли. Вместо этого 18-летний «инвалид» пошел работать продавцом – и, похоже, что загипсованная левая рука ничуть не мешала ему лихо торговать бакалеей и фруктами в магазине Куйбышевского отдела рабочего снабжения (ОРС) «Донецьквугілля».

Ринат Ахметов

Ринат Ахметов

Именно в этом Куйбышевском ОРСе Колесников тесно сблизился с двумя другими «работниками торговли»: Ахатем Брагиным и Ринатом Ахметовым. Сначала с Брагиным, который в начале 80-х официально работал мясником (а неофициально «катал» карты и занимался рэкетом), а затем, когда тот стал директором донецкого магазина №41, и с его официальным экспедитором Ринатом Ахметовым (ближайшим помощником Брагина в его делах). Однако на тот момент они ещё не были для Колесниковых авторитетов, а лишь такими же спекулянтами дефицитом, как и он сам, но только с громкой бандитской репутацией. Намного больше Колесников дорожил своими связями с ОРСовским начальством, заведующими базами (в том числе с Шамилем Иванковым), директорами других магазинов – словом, теми, кто в советские времена входил в состав «торговой мафии».

Ахать Брагин, он же Алик Грек

Ахать Брагин, он же Алик Грек

Ахметов и Брагин, кадр из оперативной съемки 1991 года

Ахметов и Брагин, кадр из оперативной съемки 1991 года

В 1985-м Борис Колесников сменил бизнес: вместо спекуляций «из-под полы» дефицитом он переключился на махинации и хищения, устроившись в Донецкий оптово-розничный комбинат — где неплохо «зарабатывал» на «усушке» и «утряске» фруктов. А затем в СССР хлынул поток заморских фруктов, купленных за нефтедоллары или полученные по бартеру: апельсины и лимоны начали продавать круглый год, в продаже появились новые сорта яблок, даже невиданные ранее в провинции ананасы. Но у этой торговли была одна особенность: практически везде импортные фрукты продавали не в обычных советских овощных магазинах, смердевших гнилой картошкой и перекисшей капустой, а через потребкооперацию. Секрет был прост: эти кооперативы, пользуясь своим правом заготавливать, хранить и продавать овощи и фрукты, «заготавливали» импортные цитрусовые прямо на базах, скупая их на корню — а затем перепродавали населению в своих кооперативных лавках или с уличных «точек», с хорошей наценкой (от 50 копеек до 1 рубля с килограмма). Подобная схема была банальной спекуляцией и действовала практически по всему СССР, но никто и не пытался её прикрыть, потому что в доле с кооператорами были все: директора баз и «Союзплодимпорта», милиция и прокуратура, местные власти, и, конечно же, ОПГ. Кроме того, продажу импортных фруктов через кооперативы лоббировали в самой Москве: наверху считали, что кооператоры справятся с этим лучше (больше торговых точек, выше сохранность товара), чем заскорузлые «овощные».

Как раз в такой кооператив, открытый на Центральном рынке Донецка, и устроился в 1986 году Борис Колесников. Формально он числился в нем лишь «продавцом-заготовителем», однако уже не стоял за весами, а занимался закупкой товара на базе, его развоза по «точкам» и сбором выручки. В этом же кооперативе работали, тоже числясь продавцами или экспедиторами, несколько человек из группировки Брагина – которая, собственно, и «держала» этот бизнес в доле с торговой и прокурорской мафией. Вот так Борис Колесников, с прозвищем «Боря Колесо», вошел в круг известнейшего донецкого ОПГ — но не в качестве «бойца», а как ловкий коммерсант, умело использующий свои связи и многолетний опыт торгаша.

Кровавый «Юг»

Среди людей, с которыми Колесников непосредственно работал, был в доле и контактировал по делу во второй половине 80-х, стоит отметить нескольких человек. Во-первых, это Сергей Алексеевич Роман (кличка «Серый»), 1956 г.р., живший тогда в поселке Октябрьский недалеко от Ахметова и входивший в ОПГ Брагина (писали, что он был школьным товарищем Брагина). «Серый» занимался рэкетом на том самом Центральном рынке Донецка (самая «козырная точка» в 80-х годах), где находился «главный офис» кооператива, в котором спекулировал фруктами Колесников. По имеющейся информации, «Серый» заодно осуществлял шефство над этим кооперативом, и его доля в нем была равна доли Брагина. А в начале 90-х, когда «Союзплодимпорт» приказал долго жить, торговлю импортными фруктами в Донецке продолжили через частные фирмы, занимавшиеся их ввозом через азовские порты. Так постепенно возникли фирмы, фактически монополизировавшие торговлю импортными фруктами на Донбассе: ООО «Юг» (1993), СП «Скандин-Юг», а затем ООО «Фрукты мира». Возникли из того самого кооператива, созданные усилиями двух людей: Сергея Романа и Бориса Колесникова. Первый являлся фактическим хозяином фирм, в которые изначально вложили средства Романа и Брагина (заодно приватизировав на фирму «Юг» Центральный рынок Донецка), а второй был их управляющим (директором), создававшим торговую сеть на Донбассе и мотавшимся в субтропические страны договариваться с поставщиками.

Кстати, по имеющейся у SKELET-info информации, в 1991 году Борис Колесников не получил, а буквально купил себе диплом Донецкого техникума советской торговли, поскольку у него не было времени учиться там даже заочно – человек был погружен в коммерцию с головой. Диплом он возжелал себе, когда их базарно-фруктовый кооператив впервые переоформили в уже частную фирму, в которой Колесников получил должность коммерческого директора. Видимо, аттестата о среднем образовании ему было слишком мало, а вот дипломы экономических вузов тогда еще не продавали, пришлось довольствовать тем, что смогли «достать».

Отношения членов отечественных ОПГ 80-90-х годов имелb замысловатую структуру, напоминающую раннефеодальную систему. Приближенные «авторитетов» либо получали от них в «кормление» какие-то рынки, магазины или иные доходные «точки», либо создавали их себе с благословения «авторитетов», либо они присоединялись к крупным бандам с уже своими «вотчинами», сохраняя их за собою. Однако они отчисляли ОПГ часть своих доходов (долю), которая делилась между «братвой» и «авторитетом», шла в «общак» ОПГ и т.д. С началом эпохи капитализма эти отношения оформили иначе: лидеры ОПГ (или их доверенные лица) и их ближайшие помощники становились соучредителями предприятий, в которых они получали свою законную долю. Сам же Колесников до середины 90-х оставался «управляющим на зарплате».

Положение Колесникова изменили две смерти: Ахатя Брагина и Сергея Романа, этих друзей с детства. Первым был убит Брагин (15 октября 1995), и его доли в разных предприятиях заполучил себе Ахметов. При этом Ахметов уже не делился с «братвой», забыл про «общак» и прибрал к своим рукам все активы ОПГ, превратив их в свои компании. Но кое-кто из его окружения тоже стал акционером – и в их числе был Борис Колесников. Так в 1996 году, в ходе очередного переоформления фирмы «Юг», состав её учредителей-совладельцев изменился: вместо убитого Брагина компаньоном  Романа стал Колесников. Как так получилось, что к нему фактически отошла доля Брагина в «Юге», осталось тайной закулисных бандитских интриг. Сообщалось даже, что к убийству друга был причастен сам Сергей Роман, который в 1995-м году сблизился с донецкой ОПГ Евгения Кушнира – а именно на эту банду затем «повесили» все громкие убийства (Ахата Брагина, Евгения Щербаня, Вадима Гетьмана). Однако некоторые источники сообщали, что банду Кушнира просто подставили как козлов отпущения. Кроме того, в любом случае Колесников не получил бы долю Брагина без каких-то особых дружеских отношений с Ахметовым, ставшим наследником Алика Грека. Ахметов же вряд ли бы просто так подарил «Колесу» половину фирмы, на тот момент уже скупившей не только Центральный рынок Донецка, но и множество магазинов и складов в регионе. По этому поводу ходили слухи, что Колесников оказал Ахметову некую очень важную услугу.

Борис Колесников: что мы забыли или не знали о донецком торгаше

Стоит заметить, что в регистрационных документах можно найти одну загадку: Сергей Роман в них прописан по адресу на Краснозоринской (в квартире Колесниковых), а Борис Колесников – в доме на Вахрушева, где вырос и жил Сергей Роман. Впоследствии именно эта странная рокировка вызвала легенду о том, что Колесников якобы в юности жил на Вахрушева и был соседом Ахметова. Однако люди, знавшие Колесникова со школьного возраста, утверждают, что Борис с родителями жил именно в многоэтажке на Краснозоринкой, и лишь в 90-х перебрался в дом Романа на Вахрушева, когда тот после убийства Брагина выехал за границу. Возможно, тогда во время перерегистрации фирмы «Юг», Роман, подарив (или продав) Колесникову свой дом, решил указать в документах адрес квартиры своего компаньона.

А чуток позже кто-то оказал важную услугу самому Колесникову: 23 мая 1997 года был убит Сергей Роман.  Некто, близкий к Роману, выманил его из-за границы в Донецк, якобы на деловую встречу. Кандидатов на роль Иуды было несколько, в том числе и в фирме «Юг». Помимо самого Колесникова, назывались имена еще нескольких людей, с которыми Роман тоже начинал в кооперативе на Центральном рынке Донецка: Виктор Гудинец, Андрей Бабак, Владислав Лиходей, а также присоединившийся к ним позже «юный юрист» Иван Шакуров (1970 г.р.)

Бабак изначально был человеком Колесникова, его неизменным помощником и замом еще с 80-х годов, а вот Гудицен считался доверенным лицом Романа – и именно на Гудинца он оставил фирму «Юг», когда отбыл за границу. Но затем свидетели отмечали, что Гудинец буквально «спелся» с Колесниковым, а тот в свою очередь сильно дружился с Ахметовым. Даже милиция утверждала, что лишь Колесников и Гудинец знали, когда и где будет находиться Сергей Роман в тот злополучный день – но вскоре следствие перестало задавать им вопросы.

Андрей Бабак

Андрей Бабак с семьей

Как бы там ни было, но после убийства Сергей Романа все получили впечатляющее «наследство» — даже то, на которое компаньоны и топ-менеджеры покойного по закону вроде бы и не могли претендовать. Ахметов получил в свое полное владение ряд объектов недвижимости в Донецке, которым Роман ранее владел совместно с Брагиным. Предприятия Романа с Центрального рынка Донецка в основном достались Колесникову и его окружению – теперь он стал их хозяином. Впрочем, в «Юг» вместо Романа вошел новый совладелец – им стала фирма «Укринком», принадлежащая Жигану Такташеву, очень близкому к Ахметову человеку (умер в 2005). Виктор Гудинец получил в «награду» за свои таинственные услуги фирму ООО «Фрукты мира», ставшей главным поставщиком тропических фруктов на Донбассе, фирму «Весна» (торговля цветами), и фирму «Скандин-Юг».

КолесниковТакже Гудинец стал руководителем и соучредителем фирмы «Реестр-Консалтинг», на пару с Максимом Викторовичем Колесниковым (1975 г.р.), являющимся сводным братом Бориса Колесникова по отцу. Андрей Бабак стал фактически вторым лицом в «Юге» после Колесникова, а когда тот получил должность в Донецком областном совете, то он передал Бабаку кресло директора. Что же касается юриста фирмы «Юг» Ивана Шакурова, который непосредственно участвовал в разделе капитала убитого Сергея Романа, то он тоже получил свой кусок «пирога», только иначе: в 1997-м Шакуров стал совладельцем и директором юридической фирмы ООО «Укрконсалтинг», созданной Колесниковым для обслуживания своей зародившейся бизнес-империи.

По материалам skelet-info.org