Игорь Насалик

Банкиры свалили угольного колосса

Легендарное государственное предприятие «Уголь Украины» встало на рельсы ликвидации

ГП «Уголь Украины», созданное в последние годы президентской каденции Леонида Кучмы, порядка десяти лет использовалось на топливно-энергетическом рынке в роли «общего котла», в который шахты отгружали свой уголь, а тепловая генерация централизованно его покупала.

На фото — Леонид Кучма

Главная идея участия госпредприятия в этих операциях заключалась, с одной стороны, в выравнивании цены ресурса для всех энергетиков, а с другой – в поддержке убыточных шахт, у которых ГП соглашалось выкупать уголь выше рыночной стоимости. Почти все время цена между закупкой угля госпредприятием и стоимостью его продажи была планово отрицательной. Покрывать эту разницу рассчитывалось из госбюджета, но последние годы до начала российско-украинской войны чиновники делали это крайне неохотно, поэтому менеджменту «Угля Украины» приходилось искать деньги на стороне.

Таким образом, ключевыми партнерами государственного угольного посредника стали банки, кредитовавшие его операции — Укрэксимбанк (его требования к ГП «Уголь Украины» превысили 1,8 млрд гривен), Сбербанк (более 1,6 млрд гривен), Альфа-банк и Ощадбанк (примерно по 600 млн грн каждый), а также Проминвестбанк (порядка 500 млн гривен). Именно на эти финучреждения пришлась основная часть кредиторской задолженности ГП «Уголь Украины» на общую сумму 6,2 млрд гривен, которая была утверждена в августе прошлого года.

В роли инициирующего кредитора ГП годом ранее выступил один из банков-заемщиков — уже упомянутый Альфа-банк. Активизироваться финучреждение Михаила Фридмана решило после того, как выяснилось, что «Уголь Украины» уже отодвинут от участия в операциях купли-продажи топлива.

На фото — Михаил Фридман

Впрочем, на финальном этапе, по сведениям «ОЛИГАРХА», «альфовцам» внезапно открылась истина, и они попросили суд прекратить производство по делу о банкротстве, которое сами же и начали два года назад. Но остальные банкиры остались непреклонны, и 17 мая Хозяйственный суд Киева удовлетворил ходатайство комитета кредиторов ГП «Уголь Украины» (его возглавляет Сбербанк), признав должника банкротом и открыв его ликвидационную процедуру. «Ликвидатору Диане Козловской поручено провести ликвидационную процедуру и подать суду на утверждение отчет ликвидатора и ликвидационный баланс банкрота», — говорится в судебном постановлении.

На первый взгляд, эти манипуляции можно выполнить очень оперативно, поскольку  сейчас «Уголь Украины» выглядит полноценной «пустышкой» (на его балансе фактически нет основных средств, а уставный капитал равен нулю). Но на самом деле процесс ликвидации может затянуться на годы. Причина — наличие у ГП «Уголь Украины» дебиторской задолженности, которая на начало прошлого года оценивалась почти в 3 млрд гривен. Большая часть этих долгов приходится на государственные угледобывающие предприятия, которые и без того погрязли в убытках, так что рассчитывать на их щедрость не приходится. Но до момента, когда эти требования будут признаны безнадежными, может пройти не один год. Само же ГП «УгольУкраины» уже не способно генерировать никакого дохода от реализации, поскольку вместо него уже второй год благополучно работает новая прокладка — ГП «Держвуглепостач».

На фото — Игорь Насалик

Так что ликвидация «Угля Украины» не изменит устоев рынка. И лучшее доказательство этому – майское решение Кабмина одобрить концепцию реформирования и развития угольной промышленности на период до 2020 года.

«Цель нашей концепции – это увеличение добычи угля с одновременным полным переводом шахт на бездотационность и самоокупаемость, с решением экологических и социальных проблем», — сказал представляющий документ министр энергетики и угольной промышленности Игорь Насалик. По его словам, на сегодня все госшахты являются убыточными, а то время как реализация концепции позволит уже до конца года вывести 70% шахт на безубыточность. Выполнять эту задачу планируется старым добрым методом – за счет все той же системы государственных дотаций, которая неэффективна уже хотя бы потому, что не имеет никакой системы контроля за целевым расходованием средств.

По материалам oligarh.media