Андрей Кравец

Андрей Кравец все еще «в шоколаде». Как живется бывшему завхозу Януковича

Подчиненные генпрокурора активно работают в судах по государственному обвинению Януковича и его сообщников. Но почему-то только тех, которые находятся в России. И которым безразличны вердикты украинского правосудия.

В это же время, деятели прежнего режима, которые находятся в Украине, чувствуют себя удивительно комфортно и спокойно.

Генеральный прокурор Юрий Луценко недавно пообещал народным депутатам привлечь к ответственности преступную группировку Януковича. В частности, за коррупционные сделки.

Подчиненные генпрокурора активно работают в судах по государственному обвинению Януковича и его сообщников. Но почему-то только тех, которые находятся в России. И которым безразличны вердикты украинского правосудия.

В это же время, деятели прежнего режима, которые находятся в Украине, чувствуют себя удивительно комфортно и спокойно.

Скандальные законопроекты, сомнительные тендеры, передел сфер влияния — все это во времена президентства Виктора Януковича происходило за стенами неприметного здания в самом центре Киева. Киноцентр «Зоряный» на Московской был штаб-квартирой Партии регионов, а завхозом «Зоряного» — Андрей Кравец.

Когда муж ушел в большую политику, штаб Партии регионов возглавила жена Кравца — Марина Пелых. Оба бежали из страны в феврале 2014-го.

Тогда «Зоряный» заняли активисты Майдана — так журналисты получили доступ к бухгалтерским документам регионалов.

Эти бумаги свидетельствуют — руководитель государственного управления делами Андрей Кравец занимался широким спектром хозяйственных вопросов — от обеспечения резиденции Януковича продуктами и алкоголем до отчуждению этих самых государственных резиденций.

Казалось, доказательств достаточно для уголовного преследования, однако летом 2014-го Кравец вернулся в Украину и даже дал интервью «Украинской правде».

Поэтому Портной с женой не только не попали на скамью подсудимых, но и сохранили под контролем многочисленную недвижимость. Скандально «Зоряный» не вернули в собственность города, как того требовали активисты и прокуратура.

Здание кинотеатра в центре столицы в конце 2016-го продали фирме «Фуд Риэлти», где одним из учредителей является бизнесмен Виктор Шустер. Он числится помощником народного депутата Максима Полякова, с которого недавно коллеги по парламенту сняли депутатский иммунитет.

Кроме усиленного внимания медийщиков к своей персоне, Полякову приходится теперь защищать от журналистов еще и своего помощника Шустера.

Впрочем, нардеп все объясняет стандартно:

«Вы видели его декларацию Нет? Сходите посмотрите в налоговую. Виктор Шустер очень состоятельный человек. Он может купить что угодно в этом государстве».

Кроме «Зоряного», у Кравца не отняли и трехэтажный особняк в Пуще-Водице, возведенный между государственных санаториев, где завхозу Януковича на бумаге выделили только две комнаты.

Уцелел и семейный бизнес. Компания «Киев-Арт» Марины Пелых выиграла суд у прокуратуры Киева. Нардеп Игорь Луценко еще до избрания в Верховную Раду боролся с незаконной застройкой города во времена Януковича. Имя Андрея Кравца ему хорошо известно.

Луценко говорит, что во всем виновата безнаказанность:

«Если бы у нас была Генпрокуратура и был Генеральный прокурор, который интересуется этими вопросами, то Кравец попал бы в этот список, где Злочевский, Захарченко и другие люди. Он был бы, по крайней мере, невъездной в Украине. К сожалению, он сегодня продолжает лоббировать свои решения, люди от него ходят в различные институции …»

Именно с Кравцом связывают застройку на месте Гостиного двора и Почтовой площади Киева. В 201 году историческое здание «Гостинный двор» пытались превратить в торговый центр. Вмешались киевляне. Мария Лебедева — одна из них.

«Тогда простые люди до крови защищали Киев. И когда узнали, что еще и „Гостинный“, что еще и старый город, который они так любят … у них заберут центр этого города — конечно же, они возмутились. И произошло следующее: это был День Киева и активисты решили провести альтернативную акцию — они пришли под стены „Гостинного двора“ и провели там, условно говоря, „пикник на обочине“, во время которого люди вошли в пространство, бывшее закрытым многие годы» , — говорит активистка.

Так акция трансформировалась в протест, активисты отказались покидать стены Гостинного и включились в судебную борьбу за здание. Лебедева также прошла через это:

«Ему вернули охранный статус, землю и все остальное так же вернули. И вот этот договор аренды — единственное, что мешает продолжить работу с „Гостинным“ и восстановить, и помочь ему выжить … Арендатор вот этот, против которого мы воевали до Майдана, в течение Майдана и сейчас — он все еще там. И сегодня даже зайти туда невозможно, так как на территории находится этот арендатор».

Почтовую площадь отдали под застройку в 2013-м как инвестиционный объект. За ее обустройство инвестор, связанный с компанией Марины Пелых, получил право распоряжаться торговыми площадями. Дело о строительстве на Почтовой сейчас в Высшем хозяйственном суде.

Киев. Улица Эспланадная, 17. Отель в самом центре города вырос на земле, которой пользовалось госпредприятие Министерства молодежи и спорта. По условиям инвестиционного договора компания, связанная с Кравцом, должна была передать часть новостройки в государственную собственность.

Обещанные министерству квадратные метры, по словам бывшего министра молодежи и спорта Дмитрия Булатова, пришлось буквально выцарапывать из рук связанных с Кравцом фирм. Экс-чиновник также добавляет — к ним регулярно приходили люди, просили «не ссориться с Кравцом» и намекали, что завхоз Януковича — еще влиятельная и очень богатая особа.

После короткой «заморозки» на время Революции, строительство отеля возобновили. Сейчас возведение на финишной прямой. К слову, название именно этого отеля указано на Фейсбук-странице как место работы старшего сына Андрея Кравца — Владимира.

Один же из последних объектов, доставшийся «Киев-Арт» в качестве инвестпроекта, расположен возле метро «Святошино». После революции прокуратура пыталась доказать незаконность строительства здесь, но проиграла в суде.

Строительство ведется по полной. По плану здесь должны вырасти паркинг и «здание общественного назначения». Скорее всего, речь идет о помещении фаст-фуда, возведение которых и является основным профилем «Киев-Арта».

Улица Мечникова, 20. Здесь расположился офис «Киев-Арта». Это здание было в коммунальной собственности города, впрочем, отошло компании жены Андрея Кравца. Мы приехали сюда, чтобы расспросить о поразительных бизнес-успехах жены Кравца но, похоже, охраняют офис Пелых тщательнее, чем средневековую цитадель. Впрочем, охрана таки поговорила с нами. Правда, заверив, что Марины Пелых здесь нет.

Получить комментарий самого экс-завхоза Януковича оказалось не менее сложно. Проехать к его имению в Пуще-Водице без пропуска — невозможно. Квартира в элитном жилом комплексе на Подоле, где прописан его сын Владимир — пустая. Дачу на Русановке Кравец сразу после Революции Достоинства переписал на сына одного из руководителей «Киевгорстроя».

С «Киевгорстроем» у Кравца особые отношения — «Слідство.Інфо» неоднократно рассказывало о его тесной связи с администрацией строительного гиганта.

В конце концов нам удалось связаться с юристами Андрея Кравца по электронной почте. На запрос «Слідство.Інфо» в компании «Киев-Арт» мы получили краткий ответ.

Из длинного перечня вопросов нам ответили только на один — о продаже «Зоряного». В письме говорится, что Кравец и Пелых руководили «Зоряным» с 2003 по 2014 годы, впрочем, не имели права собственности:

«Ни Кравец А.В., ни члены его семьи никогда не имели никакого отношения как к правам собственности на ООО «Киноцентр „Зоряный“, так и прав собственности на любое движимое или недвижимое имущество этого предприятия, в том числе на здание Киноцентра».

Чем обусловлена безнаказанность завхоза Януковича и «зеленый свет» для развития его бизнеса после Революции достоинства? Нардеп Игорь Луценко имеет свою точку зрения:

«Я бы сказал, что это была дружба Левочкина, который в свое время имел страшное влияние на Киевский городской совет. И те вопросы, которые были нужны для Кравца, решались достаточно быстро».

В том же интервью «Украинской правде» трехлетней давности Кравец сам фактически подтверждает этот тезис, называя Левочкина — близким другом.

Что об Андрее Кравце думает нынешний Генпрокурор — Юрий Луценко, который объявлял войну людям Януковича? Ничего. Об этом человеке Луценко просто … забыл. Впрочем, после нашего напоминания Генпрокурор вспомнил завхоза бывшего Президента. И заявил — какие-то производства по нему, якобы, были, и этот человек вызывался на допросы.

Но почему-то дальше дело не пошло. Жаль, потому что во время спасения и обработки «межигорских документов» журналисты и волонтеры думали, что это станет фундаментом сотен уголовных дел. Доказательства там содержались бесспорные. Содержатся и сейчас. Правда, уже под толстым слоем пыли где-то за стенами прокуратуры.

По материалам kompromat1.info