порт «Южный»

Агенты влияния: кто положил глаз на порт «Южный»

Экс-регионал из Новомосковска, ныне член БПП нардеп Вадим Нестеренко, прославившийся как «миллионер-попрошайка», внезапно решил бороться с коррупцией в Одесском регионе. То ли в родной депутатской вотчине коррупция кончилась, то ли пошептал кто…

«Довожу до вашего сведения…»

Об удивительном интересе новомосковского депутата к порту «Южный» первыми сообщили одесские СМИ. «Народный депутат Вадим Нестеренко заявил о фактах коррупции в ГП «МПТ «Южный», – пишет 1 декабря одесский портал 368.media и прилагает обращение Нестеренко на имя министра инфраструктуры Владимира Омеляна.

В обращении нардеп доносит до сведения министра следующее: «Как стало мне известно, на ключевых постах, имеющих непосредственное отношение к закупкам этого экономически важного государственного предприятия (порта Южный – прим. ред), остаются люди, которые с 2010 года продолжают пополнять карманы олигархов», – с негодованием сообщает Нестеренко. Среди пополнителей олигархических карманов депутат называет замдиректора по материально-техническому обеспечению И. Г. Лозовскую и и.о. директора порта, главного инженера С. Е. Сарбаева.

«Как стало известно» депутату из далекой от портовых дел Днепропетровской области, Лозовская и Сарбаев обогащаются на загадочных тендерах, облагая поставщиков данью в 10-20% стоимости, а также закупают товары, «заведомо ненужные порту». В качестве примеров этих «ненужных товаров» Нестеренко указывает «асфальтовый минизавод за три миллиона гривен, который не использовался и не может использоваться по техническим причинам». Также депутат сообщает Омеляну, что Сарбаев, «вообще, наверное, рассчитывает избежать ответственности, и спрятаться в оккупированном Крыму, уроженцем которого он является».

Или СКАН ЗАПРОСА

Собственно, в самом факте депутатского обращения, нет ничего удивительного. Коррупции кругом полно, бороться с ней – модно, так почему бы и депутату Нестеренко не поучаствовать в этой увлекательной борьбе, пусть даже и за тридевять земель от своего родного округа?

Но тут крепко смущают два обстоятельства. Первое: полное отсутствие какой-либо конкретики и ссылок на источники информации, что вообще-то является большой редкостью для депутатского запроса. Формулировки «стало мне известно» и «вообще, наверное» — это, при всем уважении к депутатскому статусу автора этой бумаженции, по уровню никак не тянет на заявление о коррупции. Кто эти поставщики, которых облагают данью? Откуда Нестеренко «стало известно» о цифре в 10-20%? По каким именно техническим причинам «не используется и не может использоваться» асфальтовый завод? И кто, в конце концов, все эти олигархи, карманы которых набиваются в порту «Южный», и почему бдительный нардеп не называет их фамилий? И при чем тут оккупированный Крым? Вопросов больше, чем ответов. Точнее, ответов просто нет.

Второе обстоятельство, которое смущает, пожалуй, еще больше – причины такой несвойственной для этого нардепа активности. Нестеренко – депутат, мягко говоря, из тех, кого в парламенте видят крайне нечасто. Последний год в прессе он светился разве что в очередных списках неголосовавших (ибо, по данным системы электронной регистрации, отсутствовал на 65% пленарных заседаний). Известен он еще в качестве обладателя сомнительного титула «Самый богатый депутат, получивший компенсацию на жилье». Поскольку, являясь бенефициаром 22-х предприятий и владельцем компании на Виргинских островах, а также обладателем 9,5 миллионов гривен, 952 тысяч долларов и 710 тысяч евро наличными (согласно е-декларации), умудрился отжать в 2015 году у аппарата Верховной Рады еще и 248 459 гривен как компенсацию за наем жилья и прочие депутатские расходы.

И вот в этом миллионере-прогульщике, депутатской активности которого в последние годы хватало разве что на выбивание себе компенсаций, внезапно просыпается гражданское самосознание. И он спешит бороться с олигархами, набивающими себе карманы за сотни километров от его родного избирательного округа. Почему?

Старая дружба не ржавеет

Ответ на этот вопрос, видимо, следует искать в прошлой, «дореволюционной» жизни депутата Нестеренко. Еще задолго до того, как примкнуть к президентскому блоку, Нестеренко Вадим Григорьевич состоял главой городской организации «Партии регионов» в Новомосковске и являлся бизнес-партнером небезызвестного бывшего «ахметовца» Александра Вилкула. В то время Нестеренко уже считался местным агромагнатом: ходили слухи о рейдерских захватах участков и зерноперерабатывающих предприятий, но на дворе стоял 2011 год, и шансов «сесть» за свои предполагаемые деяния у Нестеренко было не больше, чем у пресловутого памятника из «Джентльменов удачи».

В 2012 году будущий «порошенковец» перебрался на должность заместителя Днепропетровской обладминистрации по вопросам исполнительного аппарата. Напомним, что главой Днепропетровской ОГА на тот момент являлся Вилкул. Именно тогда бизнес-партнеры закрутили аферу под названием «Коммунальное предприятие «Областной стабилизационный фонд»: под покровительством Вилкула Нестеренко в принудительно-добровольном порядке закупал у фермеров зерно по заниженным ценам. Но, вместо того, чтобы наполнять этим зерном стабилизационный фонд, продавал зарубежным трейдерам по рыночной цене – 2000 гривен за тонну.

Время шло, партнеры продвигались по карьерной лестнице. Нестеренко с должности замгубернатора по исполнительному аппарату поднялся до просто замгубернатора. Вилкул же вошел в кабинет Азарова в качестве «инфраструктурного» вице-премьера. И – какое совпадение! – начал проявлять глубокую заинтересованность портом «Южный». Настолько глубокую, что в итоге два самых современных и глубоководных причала (погрузочно-разгрузочный район №2), на которые приходится до 80% грузооборота всего порта, с подачи вице-премьера Вилкула были переданы в эксплуатацию группе СКМ Ахметова. А именно — его подразделению «Портинвест» руководителем которого является Александр Смирнов.

А теперь вернемся в настоящее. Пережив Революцию достоинства, «регионалы» Вилкул и Нестеренко формально разошлись по разным политическим углам: первый ныне является депутатом Оппозиционного блока, второго «занесло» – членом фракции БПП. Впрочем, многие подозревали в Нестеренко агента влияния Оппоблока, вживленного в президентскую фракцию. Громче всех об этом кричал Борис Филатов, который полтора года назад даже написал запрос лично Президенту с требованием проверить Нестеренко в связи с его «антигосударственной и предательской позицией». Нестеренко, как выяснилось, не голосовал ни по одному вопросу, связанному с осуждением российской агрессии и борьбой с сепаратистами на Донбассе.

Впрочем, Порошенко Филатову не внял, и Нестеренко оставили в БПП. А Вилкул, тем временем, снова начал публично поминать порт «Южный». Видимо, с благородной целью помочь своему старому приятелю – руководителю «Портинвеста» Смирнову. Который, напомним, до сих пор пользуется вилкуловским подарком в виде двух глубоководных причалов «Южного»…

Уши «Морского Царя»

Причины всей нездоровой возни вокруг порта, обусловлены тем что в первом квартале текущего года состоится конкурс на замещение должности гендиректора «Южного» — об этом сообщил министр инфраструктуры Владимир Омелян 27 декабря 2016 года на своём брифинге. Это означает, что битва за влияние на порт достигает апогея. О том, какой ожидается накал страстей, можно судить по недавнему скандалу с попыткой передачи «Южного» в концессию Ахметову . Тогда попытка провалилась. Но это не значит, что тот же господин Смирнов, известный в узких кругах под прозвищем «Морской Царь», отступится от своих интересов. Тем более, что речь идет о его последней надежде сохранить и усилить позиции в порту. Дело в том, что СКМ потерял интерес к портам из-за низкой сырьевой базы и падения рынков. Порты нынче в полупустом состоянии, их услуги по перегрузке — копейки по мерилам СКМ… Поэтому и «Портинвест», который сейчас абсолютно неприбылен, для ахметовской бизнес-матрицы неинтересен.

А теперь сложим пазл. Оставшись без поддержки СКМ, умирающий «Портинвест» хочет получить порт «Южный» целиком. Его «бизнес-цель» понятна: отсечь доступ для грузовладельцев, так как сам грузовладельцем он не является, и «царевать» дальше. Для этого необходимо «выбить» из руководства «Южного» людей, не относящихся к смирновскому «пулу», обеспечив победу на будущем конкурсе удобному персонажу.

Тут становится понятной роль Нестеренко. Аналитики журнала «Порты Украины» указывают, что верным лоббистом «морского царя» нынче является даже не сам Вилкул (который давно растерял свои позиции в СКМ), а именно его давний партнер и политический «крестник» – член провластного БПП Нестеренко. И вот именно он и подает Министерству инфраструктуры запрос, написанный штилем доносов сталинской эпохи: и олигархи, дескать, карманы в «Южном» набивают, и и.о. директора – уроженец Крыма (хорошо хоть не бразильско-японский шпион), и ненужный асфальтовый минизавод с вредительскими целями купили…

Кстати, в ответ на запрос нашей редакции, ГП «МПТ «Южный» сообщило, что мобильный асфальтовый завод «RoadStar Mini» используется в порту по назначению и за 2016 год произвел необходимое количество асфальта для покрытия 500 кв. м. И что при проверке данной информации правоохранительными органами было установлено, что минизавод успешно используется предприятием с собственной выгодой. И это, естественно, злит тех, кто наживался на привлечении подрядчиков для подобных работ.

Также в порту «Южном» сообщили, что все письменные обращения граждан регистрируются в канцелярии и передаются руководству предприятия. Это к тому, что ни в 2016 году, ни в другие годы запросов ни от гражданина депутата Нестеренко В. Г., ни его официальных представителей в ГП «МПТ «Южный» не поступало. Впрочем, ничего удивительного. Судя по картинке, получившейся из сложившегося пазла, никакой информации Нестеренко и не требовалось: источники для вдохновения он черпал в совершенно ином месте.

Хроники чиновничьего идиотизма

Удивительнее другое: почему Министерство инфраструктуры настолько возбудилось от филькиной грамоты, не содержащей ни конкретики, ни доказательств, что немедленно инициировало проверку порта? И почему этот неуклюжий и явно провокативный «депутатский сигнал» стал поводом для кадровой рокировки? Министерство решило в пожарном порядке поменять одного и.о.директора на другого. Ответ на эти вопросы кроется, естественно, в личности нового назначенца.

Новым ИО оказался подопечный Смирнова — Виталий Жуковский, — который занимал в порту «Южный» должность замдиректора по юридическим вопросам. Лоббирование интересов «Портинвеста», часто в ущерб интересам порта «Южный» — своеобразная «визитная карточка» Жуковского. Нетрудно догадаться, чьи интересы будут для него приоритетными в новой должности – давнего покровителя по кличке «морской царь» или государства?

То есть план Смирнова сработал. «Своего» кандидата он протолкнул на должность буквально в день объявления Министром конкурса на замещение должности руководителя порта.

Ситуация откровенно запахла чиновничьим идиотизмом. Министерских «реформаторов» ловко включили в ловлю неких мифических «олигархов», существующих исключительно в воображении депутата с неоднозначной политической ориентацией. В результате «проверок», «борьбы с коррупцией» и «реакции на депутатский запрос», порт «Южный» оказался в руках подозрительной компании с довольно прозрачными интересами, которые никак не пересекаются с целями государства…

Впрочем, к тому, что некоторые проявления бурной деятельности министерств и ведомств приводят к тому, что стратегические госпредприятия оказываются под контролем таких себе «морских царей», все уже привыкли. Как и к тому, что эти голые цари сидят на коротких поводках у бывших регионалов, прикупивших себе депутатское удостоверение с «актуальной» пропиской и пару-тройку «агентов влияния» в нужном министерстве…

По материалам kompromat1.info